Дек 20

Дарья Бобылева. Вьюрки // Октябрь. 2017. № 7.

Распространено мнение, что мистика / хоррор – не самая благополучная область русской литературы. Нередко отечественные «ужастики» выглядит подражательными, сугубо потребительскими изделиями, нацеленными на вполне простой коммерческий эффект. Это родовое неблагополучие русского хоррора – по сравнению, например, с американским, – объясняют, например, тем, что щекотать нервишки прилично и естественно в более-менее благополучной культуре. А у нас тут и так пугающе и непредсказуемо, причем уже не первый век: то революция, то репрессии, то инфляция; и истории о «черной-черной комнате» выглядят милыми детскими побасенками.

Того же Кинга, хлынувшего на русский рынок в перестроечное время, читали и ради интриги, чтобы отвлечься, и в то ж время почти с умилением: на фоне кровавых разборок девяностых Оно или Кристина казались чуть ли не сказочными героями. Конечно, появилось немало подражателей, которые заполнили жанровую нишу более или менее умелыми поделками на тему «давайте испугаемся», этакими Танями Гроттер для взрослых.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 28

Эн проглядел начало ужасной голодной эпопеи города — как и многие другие, вначале сравнительно легко переносившие нарастающие ограничения. Он удивился (ему нравилось удивляться), когда кто-то сказал: «Вот он-голод...»; когда соседка с двухлетним ребенком вдруг перестала спускаться в бомбоубежище, потому что все равно не от бомбы, так от голода пропадем (она действительно умерла в феврале). Ему нравились удивление и непонимание как признаки психики высшего разряда".
Потом пришло время, когда не понимать стало уже невозможно. Вокруг умирали, хотя и не так, как умирают в пустыне. О первых случаях смерти знакомых людей еще думали (и это мой знакомый? среди бела дня? в Ленинграде? кандидат наук? от голода?), еще говорили, с ужасом рассказывали о том, как жена в последние дни, пытаясь все-таки спасти мужа, купила кило риса за пятьсот рублей.
Разговоры постепенно сжимались до констатации факта. Весной разговоры опять разветвились, но для зимы это было занятие слишком наивное. Норма защелкнулась вокруг хлебного пайка и обеда. Хуже того — обед, дарованный человеку законами новой действительности, не был его обедом. По законам новой действительности, лицам с иждивенческой карточкой не полагалось обеда, иждивенческая карточка не вытягивала ежедневный обед. И блокадный человек, прикрепленный к ведомственной столовой, — делил. Он съедал то один суп, то только кашу или полкаши. Остальное в бидончике или пластмассовой коробочке уносил домой. Странно, что полкаши уносили домой в веселых голубых и желтых коробочках. Делить было грустно, и делящие завидовали тем, кто съедал свой обед целиком. Таких, впрочем, было немного, особенно вначале, когда иждивенцы еще не умерли или не попали в эвакуацию. Завидовали делящие не столько даже сытости неделящих, сколько неомраченному переживанию обеда.
Эн, наконец, понял. Но худшее для него наступило тогда, когда, казалось бы, стало уже легче: он получал тогда уже четыреста граммов по рабочей карточке. Четыреста граммов не могли остановить истощение. Истощение подбиралось к переломной точке. И как только достигло точки — началась невоздержанность. Эн вдруг стал съедать сразу все, что возможно. Сначала без заранее обдуманного намерения, каждый раз с чувством греховности, потом уже он возвел это в принцип.

С хлебом это происходило так: рано утром он получал свои четыреста граммов, довесок съедал на месте, а кусок уносил в учреждение, где он работал и где жил на клеенчатом диване, потому что дома было уже много ниже нуля. В каком-нибудь еще пустом служебном помещении, за канцелярским столом, он перочинным ножом отрезал от куска первый ломтик — примерно, на глаз, намечая, сколько можно съесть утром. По мере приближения к этой границе тоска по хлебу росла. Он отрезал еще ломтик (потоньше), переходящий границу. Потом еще. Это и сопровождалось чувством грехопадения. Потом, когда граница была уже непоправимо нарушена, рождалась дикая мысль и страшно простая: что, если вдруг разрешить себе съесть все, до конца? Он замирал на точке колебания, замирал и срывался. Недозволенное, спотыкающееся, заторможенное сменялось неудержимым скольжением вниз, с зажмуренными глазами. В самый миг снятия запрета возникала даже иллюзия, что теперь-то именно вовсе и не хочется съесть все до конца, что хлеба еще много; иллюзия, разумеется, исчезавшая вместе со следующими двумя-тремя ломтиками."
http://m.pikabu.ru/tag/%CB%E8%E4%E8%FF%20%C3%E8%ED%E7%E1%F3%F0%E3/hot

http://mashutka-alfi.livejournal.com/1936292.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Апр 18

Оригинал взят у flowerspbmax в Сказки раньше не были детскими

Сказки писались для взрослых. Это в 30-е годы в СССР решили из этих ужасных историй сделать что-то детское и хорошее. Но если почитать оригиналы и первые версии сказок, то дрожь охватывает все тело... Не каждый взрослый готов это прочесть...

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Апр 5
Знаете, что меня бесит в современном обществе?! Что чтение книг и любовь к стихам стали мейнстримом. Да, это хорошая мода, люди развиваются и повышают уровень своего интеллекта, наверное... Но ведь мало тех, кто на самом деле читает книги или любят стихи. Многие просто ищут коротенькие отрывочки, цитатки и постят их у себя на стене, или фотографируется на подоконнике с чашкой кофе и книгой в руках, тем самым показывая какие они "умные". Стыдно, что в настоящее время так мало истинных ценителей прекрасного...

http://citron78.livejournal.com/1042223.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Янв 14

А хуле книги-то жечь, ежели все мозги ужо до головёшек сожжены?

http://mursernik.livejournal.com/1565800.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ноя 19

когда случайно попадешь на английский сайт оперативной печати и хром любезно переведет страницу:)

Макет Советы
Добавление кровотечение для печатной продукции
Добавление кровотечение является способом, которым вы сможете печатать на весь лист бумаги (без белых полей).

Поскольку печатное оборудование не может печатать до краев бумаги, обычно, чтобы распечатать проект на более размера бумаги, а затем сократить его до размера (стандартные припуски известен как размеров SRA, SRA4 немного больше, чем А4 SRA3 является немного больше, чем А3). Однако справиться с небольшими неточностями в регистрации (положение изображения на странице) и с ограничениями в точности металлорежущего оборудования это хорошая практика, чтобы иметь изображения формата более будут необходимы; следовательно содержание "кровоточит" через край. Некоторые изображения затем отрезали и Binned.

Но, вообще-то, вся моя практика взаимоотношений "автор и издательство", если вдуматься, - это и есть "добавить кровотечение для печатной продукции" в чистом виде.

http://yulgal.livejournal.com/262958.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...