Мар 25

Небольшую, но потрясшую меня книжку Айзека Азимова "Постоянная должость", или в другом переводе "Дуновение смерти" я перечитываю ежегодно. Я прочла ее в "Науке и жизни" году примерно в семьдесят пятом. Эта незатейливая повесть мистическим образом повлияла на мою жизнь.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 24

Рады сообщить, что Центр АСТ выпустил книгу  "В ожидании бури: Южный Кавказ" (под редакцией К.В. Макиенко).

Cover

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 23

 Все ждал, когда засадный полк выскочит на поле битвы. Дождался:

https://irrussianality.wordpress.com/2018/03/21/how-not-to-write-history/

Полк оказался слабосильным и плоховооруженным. 

Originally posted at otkaznik1.dreamwidth.org

https://otkaznik.livejournal.com/1035258.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 23

Petrogradskie_rabochie

Давид Мандель. Петроградские рабочие в революциях 1917 года (февраль 1917 г. – июнь 1918 г).

2015

545 стр.

Книга освещает участие рабочих Петрограда в Русской революции от февраля 1917 г. и до июня 1918 г., предоставляя как можно больше слово самим рабочим. Она рассчитана на обществоведов и историков, на широкий круг читателей, интересующихся историей России и рабочего движения.

Файл pdf (с OCR).

Размер файла 11 мегабайт.

Техническое: сайт рабкрин ожил.

https://kommari.livejournal.com/3158349.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 22

Ещё одна парижская фотка, колоритная.
В окружении друзей и кудрявых читателей, не напугавшихся майданных правдолюбов.
Но сегодня не про это. Напротив меня стоит (с седыми волосами, красивый, высокий) один из моих французских издателей - Сергей Пален (именно он издал книгу о Донбассе; у меня есть ещё два других издателя). Человек удивительный, харизматичный, умный, большой патриот Донбасса.
Его прямой предок - Петер Людвиг фон дер Пален; 17 июля 1745 —13 февраля 1826) — генерал от кавалерии, один из ближайших приближённых Павла I, возглавивший заговор против него. Накануне цареубийства заговорщиками «было выпито много вина, и многие выпили более, чем следует; в конце ужина, как говорят, Пален будто бы сказал: «Помните, господа: чтобы полакомиться яичницей, надо прежде всего разбить яйца!»
Петер (Пётр) Пален - изображён рядом. Похожи, да?

...этот Париж был таким волшебным. Таким странным и удивительным.


https://prilepin.livejournal.com/1007117.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 19

Вчера в заметке "Мнение товарища..." товарищ "комбат59" спросил:

"Иван! А как Вы думаете, если сейчас ввяжемся по настоящему [большую войну], выдюжим?".

Отвечая на вопрос, я там много написал, где вспомнил и слова Гаранта: "Зачем нам мир, ежели России не будет",- и посетовал, что слабы мы пока в обычных вооружениях- экономике и тд. Вечером же, читая книгу Александра Радьевича Андреева "Наполеон в России и дома", узнал неизвестную мне историю:

Император Франции Наполеон I, он же глава очередного Европейского Союза,  в начале 1812 года на приеме в Париже, желая досадить послу России, спросил:
- По какой дороге Карл XII шёл в Россию?
- Через Полтаву, ваше величество!- краткий как выстрел ответ русского посла. Великий лягушатник был взбешён.

Думаю в этом и есть ответ на вопрос: "... если сейчас ввяжемся по настоящему, выдюжим?".

Конечно выдюжим, чтобы этого нам не стоило.


Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 13

Единственно, где мы можем говорить о собственности как таковой, в классическом ее понимании –это женская собственность. По крестьянской традиции собственностью бабы признавалось ее приданое. Оно, в сельском быту, рассматривалось как награждение члена семьи, выходившего навсегда из ее состава. Его в деревне начинали готовить девушки с 12 лет. Содержание сундучка («коробьи») потенциальных невест было схожим. Это были платки, ситец, кружева, чулки и т.п. Приданое вкупе с «кладкой», т.е. вещами (реже деньгами), подаренными на свадьбе, считалось в деревне собственностью женщины и являлось для нее своеобразным страховых капиталом. Бывший земский начальник не понаслышке знавший сельский быт А. Новиков писал: «Почему у бабы страсть собирать холсты и поневы? –Деньги всякий муж при случае отнимет, т.е. выбьет кнутом или ремнем, а холстов в большинстве случаев не трогают». На женскую собственность крестьянской традицией было наложено табу, она была неприкосновенна. Сенатор Н.А. Хвостов, владевший имением в Орловской губернии, вспоминал: «Даже в самые лютые периоды выбивания податей, когда в соседнем Ливенском уезде, в начале 90-х гг., полиция продавала хлеб из запасных магазинов, последних лошадей и коров, и даже где-то захватывало и продавало муку, данную от Красного Креста, то и там, при всей этой оргии, не слышно было, чтобы
становые и урядники где-нибудь покусились на сундучки девочек-подростков»624. А вот что сообщал крестьянин С. Булгаков в письме от апреля 1919 г. на имя секретаря ВЦИК Аванесова. Характеризуя действия в Абакумовской волости Тамбовского уезда местного комбеда, он в частности писал: «Отбирали под видом спекуляции вещи ничего общего с таковыми не имеющими: у невест-девушек скатерти и кроеные платья, как приданое». Это тоже отношение к сельской традиции, но только той части крестьян, для которых события предыдущих лет стали причиной «разрухи в головах».

Но при этом эту собственность женщина должна была тратить на своих детей и мужа.
Согласно деревенской традиции, снохе, вступавшей в семью, разрешалось иметь «собенку» т.е. отдельное имущество. Оно могло состоять из скотины, 2 – 3 овец или телка, а также денег, собранных на свадьбе. Это приданое не только обеспечивало ее необходимой одеждой, но и выступало источником хоть небольшого, но дохода. Средства, полученные от продажи шерсти с овцы и продажи приплода, шли на ее личные нужды. Личной собственностью снохи были также имущество и средства, полученные ею по наследству. В некоторых местах, например, в с. Осиновый Гай Кирсановского уезда Тамбовской губернии, многие жены имели даже свою недвижимую собственность – землю, от трех до 18 десятин и самолично расходовали получаемый с нее доход. По обычаю снохам отводили полоску для посева льна, конопли или выделяли пай из семейного запаса шерсти, конопляного волокна. Из этих материалов они изготавливали себе, мужу и детям простыни, рубахи и т.п. Часть произведенного сукна могла быть продана. Домохозяин не имел права посягать на «бабьи заработки», т.е. средства, полученные от продажи грибов, ягод, яиц.В деревне говорили:«У баб наших своя коммерция: первое – от коров, – кроме того что на столе подать, – остальное в их пользу, второе – от льна: лен в их пользу». Заработок от поденной работы, произведенной в нерабочее время с согласия главы крестьянского двора, также оставался в распоряжении женщины. На свои средства сноха должна была удовлетворять все потребности и нужды своих детей, так как, по существовавшей традиции, из общесемейных средств, на сноху, кроме питания и снабжения ее верхней одеждой, не тратилось ни копейки. Все остальное она должна была приобретать сама. На эти же средства в
крестьянских семьях готовилось приданое. По обычному праву приданое, являясь отдельной собственностью женщины, после смерти переходило ее наследникам.

https://mashutka-alfi.livejournal.com/2129351.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 13

Присущий крестьянству патернализм находил свое выражение в сыновней преданности своему государю, и ожидания от него покровительства, и отческой заботы. «Православный царь», «праведный государь» в народном представлении всегда отделялся от его «лукового» окружения.
Верно, суть такого взгляда передал автор записки, обнаруженной в фонде Н.П. Игнатьева. «Царь в глазах народа никогда не может быть деспотом, а поэтому деспотическое управление над собой народ относит к своеволию окружающих его чиновников и к измышлениям высших бюрократических распорядителей и невольное чувство глубокого недовольства зарождается в нем против агентов власти».
Вступление страны в этап модернизации, обострения аграрного вопроса, ломка привычного уклада– все это посеяло в душе мужика смятение. По мере аграрного перенаселения требования деревни о новой земельной прирезке звучали все громче и настойчивее. Крестьянство ждало вожделенной земли, свои надежды оно связывало только с царем. Отчаянная попытка народников подвигнуть крестьян на решения земельного вопроса собственными силами оказалась безуспешной. П.Б. Аксельрод в своих мемуарах, анализируя неудачу «хождения в народ» признавал, что царь являлся в сознании народа «какой-то священной личностью божественного происхождения, на которой крестьяне концентрируют все свои надежды и упования». «Царь-Батюшка» был в народном сознании носителем и верховной инстанцией эмпирически – общественного осуществления религиозной правды, единственным звеном, соединяющим религиозную веру с историческим строительством484.
Убийство «Царя-освободителя» стало сильнейшим потрясением для всего русского крестьянства.
Волна истового негодования на тех, кто посмел поднять руку на «Помазанника Божьего», сопровождалась искренней демонстрацией верноподданнических чувств сельских жителей. Свидетельством тому содержание следующего мирского приговора: «1881 года марта 18 дня, собрались мы, нижеподписавшиеся крестьяне Моршанского уезда, Островской волости, Хлыстовского сельского общества постановили: первого марта в день мученической кончины нашего благодетеля Царя-освободителя Александра Николаевича, до конца жизни поститься, как в рождественский сочельник, ничего не есть до первой звезды, что каждому из нас на смертном одре завещать детям нашим, чтобы из рода в род чтили память Царя Великомученика».
В вопросе о государственном устройстве крестьяне выступали за сохранение самодержавия. «Государственную Думу признаем только как совещательное учреждение», – говорилось в приговоре домовладельцев села Хрущевки Сырской волости Липецкого уезда. В созданной Государственной думе мужики видели лишь канал, могущий донести до царя их беды и чаяния, некий ретранслятор способный передать отчаяние их положения и надежду на монаршую милость. В селе Средняя Дорож-
ня Старооскольского уезда Курской губернии общинники на сельском сходе приняли приговор, в котором были следующие слова: «Вся надежда теперь на Царя-Батюшки Душу. Неужели он, наш Царь-
Отец, не услышит нас через наших представителей, неужели не даст нам обещанных земли и воли».
В период 1905 – 1907 гг. число дел, связанных с сопротивлением властям, значительно возросло,
что являлось следствием ожесточенности и накала аграрного движения. Имя Государя звучало в контексте широко циркулирующих в деревне слухов о близком земельном переделе. В Стакановской волости Курской губернии осенью 1905 г. ходили настойчивые разговоры, которые по содержанию отвечали затаенной мысли каждого хлебопашца: «Всю землю от господ сам царь приказал отобрать мужикам».

https://mashutka-alfi.livejournal.com/2128545.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 5

наткнулась на монографию некоего Безгина "Крестьянская повседневность: традиции конца 19 начала 20 века". Интересно очень. Я буду цитировать.

Что выращивали? "Из злаковых культур это рожь, овес, ячмень, просо, гречиха. Ведущая роль принадлежала озимой ржи. В севообороте губерний Центрального Черноземья в 1880-е гг. она занимала 80– 90 % посевных площадей. Предпочтение этой зерновой культуре, служащей главным средством питания земледельческого населения, было обусловлено ее неприхотливостью. Овес при своей неприхотливости к почвам и к агротехнике выступал одной из главных товарных
культур. Его продажа в крестьянских хозяйствах составляла главный источник денежных средств.
Овес был необходим, что тоже не мало важно, для корма лошадей.Из технических культур в регионе выращивали коноплю, лен, сахарную свеклу, картофель, табак. В Курской, Воронежской и Орловской губерниях широкое распространение в крестьянских хозяйствах еще с XVIII в. получила конопля. Производства этой культуры пример того, что традиции полеводства не оставались неизменными, а были подвержены рыночной конъюнктуре. Несложная в технологии
возделывания она привлекала крестьян тем, что продукты ее переработки масло и пенька пользовались устойчивым спросом. Лен преимущественно возделывался в северной части региона, главным образом, в Темниковском и Елатомском уездах Тамбовской губернии. Там сеялся лен-долгунец на волокно, имеющее прочную репутацию на льнопрядильнях центральной России.Развитие перерабатывающей промышленности в Центральном Черноземье вызвало потребность в
сырье, как следствие в регионе увеличилось производство картофеля и сахарной свеклы.
Набор сельскохозяйственных орудий, составлявший принадлежность крестьянского двора, был при-
мерно одним и тем же: это борона, коса, серп, цеп, каток, мялка, крюк для таскания пеньки.
По сообщению за 1898 г. информатора Н.И. Козлова, крестьяне села Студенка Кромского уезда «землю пашут сохами и скородят (т.е. боронят) деревянными боронами. Рожь жнут серпами, а яровые косами. Плугов-скоропашек, железных боронок у них нет». Хлеба молотили, как и отцы и деды, цепами, молотилки были редкостью. Сельские корреспонденты упоминали о наличии молотильных машин лишь у отдельных хозяев. В одном случае такая машина была у старосты, в другом молотилкой владел местный богач, который молотил односельчанам хлеб из расчета 15 коп. с копны
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 5

Нашёл новую публикацию, где упоминается моя книга. Доступ к прочтению материалов сайта, где опубликована эта заметка, платный, поэтому дублирую к себе.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...