Авг 7

Cтивенс-Давидовиц С. Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас все. / Пер. Л. Степанова. - М.: Эксмо, 2018. - 384 с. ISBN 978-5-04-090836-3.

Как часто мы на самом деле занимаемся сексом? Почему, вопреки общественному мнению, на президентских выборах США победил Трамп? Что мы в действительности думаем о людях другой расы? Социологические исследования и опросы, как оказалось, не в состоянии ответить правдиво на эти и многие другие важные вопросы. Поэтому автор, специалист Google по Data Science, обратил свой взгляд на данные, которые не могут врать, а именно Big Data, а также всю ту информацию, которую может предоставить Интернет. Получились не просто интересные, а сногсшибательные результаты, раскрывающие о современном обществе.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

https://philologist.livejournal.com/10398909.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июл 5

Арбитман Роман Эмильевич. Субъективный словарь фантастики. — М.: Время, 2018. — 480 с. — (Серия: Диалог) — ISBN: 978-5-9691-1751-8


https://www.youtube.com/watch?v=LRGHDGmLAeU

Аннотация к книге: Знаком ли Пиноккио с Тремя законами роботехники? Залетали ли уэллсовские марсиане в Великий Гусляр? Что общего у Гарри Поттера и Уинстона Черчилля? Почему у инопланетян такие глупые имена? За что Артура Кларка прокляли в ЦК ВЛКСМ? Это лишь малая часть вопросов, на которые автор Субъективного словаря фантастики дает самые правдивые ответы. Среди персонажей словарных статей - Агасфер и Карлсон, Микки Маус и Матрица, Аэлита и Франкенштейн, Конан-варвар и Полиграф Полиграфович Шариков, и еще много других - знаменитостей и героев невидимого фронта… Таких словарей раньше не было: для Романа Арбитмана - литературоведа, кинокритика, специалиста по телесериалам, а также писателя-фантаста - мировая фантастика уже давно не объект изучения, а родная коммунальная квартира, которую он знает изнутри и может рассказать о многих жильцах тако-о-о-е… Персонажи фантастики и их создатели - это его родные, соседи, друзья или враги, о которых он пишет то с восторгом и почтительным придыханием, то с гневом и с пристрастием, временами переходя на личности на грани рукоприкладства. В общем, всё, как принято у близких родственников. Тем, кто маловато знает о фантастике, будет интересно понаблюдать со стороны и усвоить много нового. Ну а те, кто фантастику знает хорошо, едва ли сдержат желание поспорить с автором книги.

Смотреть фото книги:
https://photos.app.goo.gl/3uYGJhAEXyEnBiAR9

Что же я такое и зачем я здесь вожусь:

Коротко - про видеоблог gasindm
Подборки видеорассказов по темам и жанрам книг
Указатели: детлит тут, взрослое тут
кого можно увидеть в моем видеоблоге, кроме меня
О моей домашней библиотеке: тут и тут
Я на сайте livelib
Родное издательство "Время"
Музыка Моцарта: я модератор тут и обозреватель тут
Пожалуйста, по всем важным вопросам пишите только на электронную почту,
или звоните на мобильный! Спасибо!

#книги #чтение #классика #кино #фантастика #справочник #словари #нф #фэнтези #сказки #история #литературоведческое #общество #научпоп #nonfiction #литература #драматургия

https://lapadom.livejournal.com/2132578.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июл 4

Опять не пишется (устала), но и заснуть пока не могу, поэтому продолжаю читать Майорова. Вообще полезно такие книжки перечитывать раз в N лет, "заставляет задуматься" (с).


Тертуллиан - это второй век, если кто не в курсе. И уже тогда во всем были виноваты цивилизация, которая ослабила человека, гламур, разврат, наркотики и рок... а, нет, это уже позже.
И это бедные философы еще не знали тогда про крутых и сильных предков, которые сидели на палеодиете в пещерах, жили паприроде фгармонии и голыми руками рвали пасти саблезубым львам, одновременно рожая и догоняя мамонта.

https://congregatio.livejournal.com/2721265.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 22

Как А.В. Суворов лечил от низкопоклонства перед западом

alex7722:
Приведу рассказ из любимой детской книжки. Актуальность его и по сей день зашкаливает.

Сергей Алексеев. "Рассказы о Суворове и русских солдатах".

Как дела у вас в Париже?

Поручик Козодубов во всем подражал французам. Манеры французские. Говорил по-французски. Книги читал французские. Особенно поручик любил болтать о Париже: и во что там народ одевается, и что ест, и что пьет, и как время проводит. И все-то ему у французов нравится. И все-то ему у русских нехорошо. ***

*** (Не напоминает ли некоторых ЯП-комментаторов, с поправкой французов, скажем, на американцев? В 1941, думаю, была бы актуальна поправка на немцев.)

И хотя сам Козодубов во Франции и Париже ни разу не был, да получалось из его слов, что чуть ли он не рожден в Париже, что вовсе и не русский он, а француз.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 17

Очень интересное и художественно выполненное описание как природных, так и административно-экономических особенностей Западной Сибири. Весьма рекомендую.

https://kiowa-mike.livejournal.com/4942037.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 14

Одна - от Кэролайн Финкель; другая - от Нормана Стоуна.

Финкель, конечно, академичнее, подробнее, с тщательным разбором событий по каждому султану и по обстоятельствам правления. Много места уделяется особенностям экономики и землепользования; а также местному... самоуправлению, так сказать. Любопытно, что Османская империя всегда воевала на два фронта - нам лучше всего известен западный, но по-настоящему большие неприятности туркам приходили обычно с Востока (особенно, первое время). А вот по-настоящему грохнулось всё когда открылся северный фронт...

Норман Стоун более лёгок, его история откровенно отдаёт жареной сплетней. В тех местах, где точно знаешь как оно было - то есть, в нескольких моментах, касающихся русской истории, вскользь затронутых в книге, думаешь - ни хрена себе, а может, у него всё что написано - на том же уровне достоверности?

Но, вроде, мужик в Стамбульском университете преподавал, тему знать должен...

При этом, за счёт большей сжатости, многие вещи у Стоуна прописаны более выпукло и понятно. Но при этом Стоун придерживается в ряде случаев официальной турецкой версии исторических событий (в частности, фактически, отрицая геноцид армян, или оправдывая его репрессиями армян против мусульманского населения армянских областей). Но, в любом случае, такая точка зрения тоже имеет право на существование, и тем интересна - мы-то всё время видим одну сторону.

Что в любом случае явствует из этих книг (лично для меня, во всяком случае) - это то, что Османская империя ни в коем случае не была братом-близнецом империи Российской, как иногда утверждают. Российская империя никогда не базировалась на фанатично-религиозной основе (да и вообще, чем старше я становлюсь, тем больше понимаю, что у нас христианство так и не пустило глубоких корней, как бы сейчас попы не надували щёки). Всё-таки Османская империя - абсолютно самобытное образование - я б даже сказал - пиздец какое самобытное...

В общем, читайте обе книги - они интересные.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 24

Группа "Плантель". Серия «Книга завтрашнего дня», в которую вошли «Что такое демократия?», «Знакомьтесь, диктатура», «Женщины и мужчины», «Социальное неравенство есть!», задумана для юных читателей — учеников младшей школы, детей, которые начинают сталкиваться с важными социальными и политическими понятиями.


https://www.youtube.com/watch?v=MjD6X1zLXmo

Впервые эта серия была опубликована в 1977—1978 годах в Барселоне издательством «Ла Гайя Сиенсия». За два года до её выхода умер испанский диктатор Франко, и Испания переживала переходный период, который в дальнейшем принёс первые демократические перемены. Написали книги серии журналисты, социологи, политологи, которые назвали себя «Группа «Плантель». С тех пор прошло почти сорок лет, но мы уверены, что замысел этой серии по-прежнему актуален. Вот почему издательство «Медиа Вака» решило переиздать её, добавив новые иллюстрации, а мы, издательство «Самокат», в свою очередь, решили перевести её на русский язык и выпустить в свет в России. Всё, что в ней описано, актуально и для сегодняшнего дня.

Каждую из книг серии иллюстрировали разные художники — о каждом из них рассказывается и в книге, и в релизе.

В конце каждой книги мы разместили опросник. Похожий тест был и в первом издании. Для нас вопросы о том, как понята тема книги, составил Сахаровский центр. Мы предлагаем всем нашим юным читателям прислать ответы по адресу Сахаровского центра — и мы обязательно сделаем презентацию из этих писем. Так мы сможем узнать мнение детей по поводу важнейших социальных вопросов, а это очень важно!

В русские издания мы добавили краткое послесловие на последней странице, где мы объясняем нашим читателям кое-какие реалии, которые они могут не понять.

А на форзацах каждой книги серии есть интересная игра или информация по теме книги: в книге «Знакомьтесь, диктатура» — портреты-карикатуры диктаторов 20 века и других эпох, в книге «Социальное неравенство есть!» — настольная игра «Змеи и лестницы», как похожая на социальные лифты, в книге «Женщины и мужчины» — инфорграфика о социальной жизни мужчин и женщин.

Первоначально серия называлась «Книги завтрашнего дня», это название мы решили сохранить. Если содержание книги не вызывает у читателя недоумения, значит, «завтрашний день» пока не настал. Будем надеяться, что он не за горами.

Группа "Плантель". Знакомьтесь, диктатура / Илл.: Касаль Микель; Пер.: Беленькая Надежда Леонидовна М.: Самокат, 2018. - 48 с. - (Серия: Книги завтрашнего дня") - ISBN: 978-5-91759-696-9

Группа "Плантель". Социальное неравенство есть! / Илл.: Негресколор Жоан; Пер.: Беленькая Надежда Леонидовна М.: Самокат, 2018. - 48 с. - (Серия: Книги завтрашнего дня") - ISBN: 978-5-91759-702-7

Группа "Плантель". Женщины и мужчины / Илл.: Гутьерес Люси; Пер.: Беленькая Надежда Леонидовна М.: Самокат, 2018. - 48 с. - (Серия: Книги завтрашнего дня") - ISBN: 978-5-91759-700-3

Группа "Плантель". Женщины и мужчины / Илл.: Пино Марта; Пер.: Беленькая Надежда Леонидовна М.: Самокат, 2018. - 48 с. - (Серия: Книги завтрашнего дня") - ISBN: 978-5-91759-701-0

Смотреть фото книг:
https://photos.app.goo.gl/GrazXnkuBnoQoUfR2

Что же я такое и зачем я здесь вожусь:

Коротко - про видеоблог gasindm
Подборки видеорассказов по темам и жанрам книг
Указатели: детлит тут, взрослое тут
кого можно увидеть в моем видеоблоге, кроме меня
О моей домашней библиотеке: тут и тут
Я на сайте livelib
Родное издательство "Время"
Музыка Моцарта: я модератор тут и обозреватель тут
Пожалуйста, по всем важным вопросам пишите только на электронную почту,
или звоните на мобильный! Спасибо!

Хорошего чтения!

https://lapadom.livejournal.com/2050568.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 21

Четыре иркутских писателя стали финалистами первой Национальной литературной премии имени Валентина Распутина. Один из них – Анатолий Байбородин – был признан победителем творческого состязания. Чествование состоялось 15 марта в Иркутском драмтеатре. В церемонии приняли участие президент Российского книжного союза Сергей Степашин, губернатор Сергей Левченко, председатель Заксобрания Сергей Брилка и митрополит Иркутский и Ангарский Вадим.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 14

Этот разговор с журналистом Екатериной Макаревич состоялся по инициативе украинского журнала "Фокус", где и был недавно опубликован. Книга "От совка к бобку. Политика на грани гротеска", о которой вначале идет речь, вышла в Киеве в конце 2016 г.  Теперь доступна ее электронная версия на Амазоне. А для читателей в России и Украине более удобной может быть версия на Гугле.

Екатерина Макаревич: — В книге "От совка к бобку" вы описываете новое состояние людей, так и не отказавшихся от советского мышления. Пишете, что "бобок" — это такой разочарованный "совок", который осознал своё сиротство и ненужность. Так этот комплекс ненужности и неполноценности вообще преодолим?
Михаил Эпштейн: — В рассказе Достоевского "Бобок" действие происходит на кладбище, и "бобок" — это звук бормотания гниющих трупов, которые напоследок хотят "оголиться", рассказать всю правду о себе, уже не стесняясь никакими приличиями. Совок ещё сохранял какую-то мечтательность, добродушие, верил в счастливое будущее, в братство народов, в мир во всём мире. Бобок лишён этих иллюзий и исторической перспективы. Бобок — агрессивно-депрессивный совок, который ничего хорошего уже не ждёт от мира. А потому готов первым нанести сокрушительный удар и, разлагаясь в могиле, грозит "бобокалипсисом". Например, профессор-бобок, говоря об Украине, чеканит такую формулу: "Убивать, убивать и убивать. Больше разговоров никаких не должно быть. Как профессор я так считаю" (А.Дугин). "Бобок" — это страстная ненависть "среднего человека" ко всем, кто от него отличается. Взорвать весь мир, оставив оплавленные края родины, с выбоинами внутри: "чучмеки", "хохлы", "либералы", "пятая колонна"... При том, что бобки в своей приватной жизни вроде бы люди как люди, но едва их мышление поднимается на уровень политики — впадают в исступление.
Что же делать? Призывать к уважению и толерантности? Для них это пустые звуки. Может быть, самое верное средство против "бобковщины" — профессионализм. Нынешний режим в России разваливает себя не только враньём и воровством, но и халтурой, нечестным отношением к делу. Бобки, как правило, плохие специалисты. А там, где есть совестливое отношение к собственному делу, вещам, которые ты изготовляешь, или текстам, которые пишешь, начинается выздоровление человеческой души.
И в СССР, и в постсоветской РФ с ремеслом, с качеством изделий не очень хорошо обстояли дела. На эту тему у меня есть эссе с мандельштамовским названием "Блуд труда" (1988). Но современный глобализм, неизбежный хотя бы в социальных сетях, располагает к тому, чтобы соблюдать общемировой профессиональный минимум. Одна из важнейших общественных институций Запада, более мощная, чем парламент, — репутация. Всё, что ты делаешь, оставляет на ней светлый или тёмный след. Репутация — это глубина общественной памяти. А в России репутационный механизм не сложился, и человек, когда-то чем-то блеснувший, может смело совершать подлости в расчёте, что это забудется, а талантливый фильм или книга останутся.

Книга Михаила Эпштейна навеяна событиями 2014–2015 годов и глубоким переломом в исторических судьбах России и Украины
Культуралы и натуралы
— В одной из своих статей ("Информационный взрыв и травма постмодерна") вы пишете об увеличивающемся разрыве в разных обществах между "глупыми" и "умными". Не кажется ли вам, что противостояние, которое мы сейчас наблюдаем и на примере американского общества, когда происходит конфликт между образованным, продвинутым и глобализованным человеком, и тем, кто не успевает за темпом жизни и развитием цивилизации, чувствуя свою отсталость от истории, в чём-то схоже с ощущениями бобков?
— Человечество отстаёт от себя и одновременно опережает себя, и этот разрыв углубляется, что подтверждается феноменом трампизма. Оказалось, что даже в Америке, рвущейся в будущее, с этой проблемой трудно справиться. Я бы говорил не о "глупых" и "умных", а скорее о "натуралах" и "культуралах". Есть люди природы и люди культуры, и это разные ментальности. Для одних естественно ловить рыбу, охотиться, заниматься физическим трудом, ремонтировать дом своими руками, а другим интересны путешествия, иностранные языки, музеи, новейшие технологии и искусственный интеллект. Там, где заостряется взаимоотчуждение натуралов и культуралов, возникает предпосылка фашизма. Как замечают Макс Хоркхаймер и Теодор Адорно, в связи с нацификацией Германии, этот процесс поддерживался теми, "чьё сознание не поспевало за прогрессом, банкротами, сектантами, дураками". Там, где общество делится на понимающих и непонимающих, причастных и непричастных, возникает идеология почвы, крови и ненависти к интеллектуалам.
Конечно, можно понять натуралов и то оцепенение, которое они испытывают перед "разгулом" новейших технологий, в том числе тех, которые вытесняют их из сферы производства. Вероятно, в скором времени "натуральный" тип потребует больших экономических вложений, потому что в сверхцивилизации будущего уже не останется работы для фермеров, для заводских пролетариев, для шофёров и шахтёров. Даже многие культуралы, компьютерные операторы и дизайнеры, белые воротнички могут остаться без работы в связи с развитием робототехники, искусственного разума. Всем будет предоставлено больше свободного времени для саморазвития. Каждый человек станет получать оклад только за то, что он существует. Это, по-моему, уже сейчас реализуется в Швейцарии и проектируется в Финляндии. На досуге освобождённый гражданин может заниматься кулинарией, спортом, художественной самодеятельностью. В цивилизации постоянно меняется соотношение культурных и природных начал. Ноосфера всё больше поглощает и растворяет в себе биосферу. Когда-нибудь все мы, "умные" и "глупые", отстанем от непрерывно умнеющей техники  — и тогда-то, быть может, и объединимся, оказавшись в самом хвосте прогресса.
Модальность и моральность истории
— Что касается непредсказуемости истории. В одной из своих статей вы описывали теорию диагональности развития исторических событий, суть которой в том, что любое событие имеет альтернативный вариант развития в другой, параллельной реальности. Современные события в мире — это попытка истории обратить внимание на болезни нашего поколения? И по каким критериям история эти события выбирает? Есть ли этические категории при её выборе, или история просто собирает разные пазлы воедино?
— Вы подняли сразу несколько вопросов. Один вопрос — о модальности истории. Вопреки расхожему представлению, у истории есть сослагательное наклонение, всё могло бы случиться иначе. В любой точке истории ход событий мог принять другое направление, и тогда поменялись бы все исторические смыслы и их интерпретации.
Другой вопрос — о моральности истории. Я считаю, что у истории есть этический вектор — и он позитивный.
Для большинства наших современников общественно-исторические события приобретают более острый нравственный смысл, чем это было в прошлом, даже у людей весьма гуманных и просвещённых. Скажем, Владимир Соловьёв, великий философ и моралист, тем не менее считал, что принести тысячи людей в жертву религиозной идее вполне оправданно. Сейчас даже рядовой, "массовый" человек так не считает. Мы слишком травмированы событиями ХХ века, чтобы не понимать: никакая цель, даже самая возвышенная, не может оправдать человеческие жертвы.
Вектор общечеловеческой истории нравственно однозначен. Беда в том, что почти каждый склонен сознавать себя представителем не человечества в целом, а лишь определённой нации, конфессии, партии, пола, возрастной или профессиональной группы. Вот почему вочеловечение — самый насущный нравственный императив. Биологически мы рождаемся "человеками", но для того, чтобы стать ими интеллектуально и морально, каждому ещё предстоит проделать огромный путь. Поставить человеческое в себе выше всех других идентификаций (национальных, классовых и т. д.) — это как принести присягу на верность человечеству или пройти, уже в зрелом возрасте, конфирмацию, как при крещении: да, я рождён человеком, но теперь принимаю это на себя как сознательную задачу.
В начале 1990-х годов в России было решено, что международное право должно пользоваться приоритетом перед национальным. Нечто подобное должно быть и в плане этики. Глобализация работает на такое всечеловеческое самосознание, но она действует независимо от личности. Глобализация — внешнее выражение того, что должно стать внутренним делом каждого: рождением человека в себе.
Боюсь, что подлинное вочеловечение может наступить лишь в результате трагических событий: либо нашествия инопланетян или восстания машин, против которых мы объединимся, либо военной или природной катастрофы, которая будет грозить гибелью всему человечеству. Без такого кризиса человеческому роду трудно будет сплотиться.
Будущее разума
— Вы также в одной из своих статей пишете, что мы являемся частью матричной структуры, когда не только мы создаём виртуальные миры в социальных сетях, но и сами являемся частью другого виртуального мира, который создали "программисты" более высокого порядка.
— Не то что я люблю компьютерные игры и провожу время в виртуальных мирах, совсем нет! Тем не менее я начинаю чувствовать на интуитивно-эмоциональном уровне, что первичная, физическая реальность, хотя и гораздо глубже проработана, чем компьютерная, но в конечном счёте тоже виртуальна, вторична. Я начинаю лучше понимать, какой разум мог создать этот мир с его закономерностями и случайностями, со свободой личности и иронией судьбы. Для человечества очень важно вернуться к пониманию того, что есть некий мастер, дизайнер, который стоит за этим, казалось бы, чисто материальным космосом. Это усиливает меру нашей ответственности перед Создателем и приводит к представлению о мирах-матрёшках, о вставленности миров друг в друга. Мы создаём свою маленькую матрёшку, но и сами находимся в какой-то большей матрёшке, которая, в свою очередь, вставлена в ещё большую.
С каждым годом мир на компьютерных экранах становится всё более проработанным онтологически. Сначала он воспринимался только зрением, потом — слухом, сейчас воссоздаются тактильные и обонятельные способы имитации реальности. Совсем не исключено, да и Рэй Курцвейл, Илон Маск, Стивен Хокинг об этом часто говорят, что через 50–100 лет виртуальные миры по глубине своего эмпирического наполнения уже будут мало отличаться от окружающего нас мира.
С другой стороны, за реальностью физического мира обнаруживаются не до конца проработанные белые пятна, которыми и занимается наука на самых дальних своих рубежах. Мироздание находится в процессе становления, а значит, художник продолжает работать над этой картиной. Сейчас, кстати, приобретает научную весомость теория Вселенной как голограммы, у которой есть два измерения, а всё остальное — следствие голографических иллюзий.
— Вы считаете, что процесс проработки виртуального мира и мира окружающего бесконечен?
— Думаю, что бесконечен, хотя трудно сказать, где может наступить фазовый переход и новая парадигма. Это описывается как апокалипсис в религии и как сингулярность в технически ориентированной футурологии. В конце концов, совокупная мощь естественного и искусственного интеллекта поведёт нас за собой, и мы всё меньше будем понимать, в каком мире живём. Все мы, отсталые и продвинутые, окажемся "натуралами" в сравнении со всеобъемлющим разумом.
— Вы сказали, что интеллект поведёт нас за собой, а это не значит, что этические и нравственные категории отпадут, то есть разум и прагматизм станут главенствующей идеологией, а этика и мораль в результате станут ненужными?
— Мне кажется, что искусственный разум, как ни странно, будет больше всего похож на экологическую систему, например, на лесной массив. Знаковые процессы свойственны всем формам живого, включая растения; следовательно, коллективный искусственный разум, возникающий в нейроэлектронных сетях, может быть близок растительному царству. У растений происходят процессы циркуляции соков, взаимообмена веществ, но при этом ненасильственные. У них нет этого всепоглощающего, алчного, хищного эго, которое побуждает животных и людей убивать друг друга. С развитием искусственного интеллекта мы выйдем к более мирному, самодостаточному бытию разума, поскольку он не будет заключён в отдельный организм, требующий питания и размножения и ведущий борьбу за ограниченные ресурсы с другими организмами. Неправильно представлять искусственный разум в виде сверхчеловека, всемогущего киборга, робота, диктующего свою волю людям. Робот — это ведь только терминал, отдельный монитор. Электронное мышление может быть ближе вегетативному, не-тоталитарному и не-инструментальному, поскольку оно не укоренено в эгоцентрическом субъекте. Все деревья в лесу связаны друг с другом и образуют биоценоз. Примерно так же будет происходить нооценоз в электронных сетях. Совокупному разуму незачем на кого-то нападать и что-то разрушать, так же, как и дереву незачем рвать свои корни, соединяющие его с почвой и другими деревьями. Смысл человеческой деятельности состоит в том, чтобы через мозг, внедрённый в живое тело, разум вышел к новому уровню самоуправления вселенной — и к новому уровню этики. У нас наивысшее правило: "возлюби ближнего, как себя". А там возникнет иное: "люби целое, потому что без него нет и тебя".
— По-моему, в Америке уже запустили такси без водителя…
— Я недавно был в Калифорнии и покатался в таком автомобиле. На переднем месте сидит водитель, но когда он снимает руки с руля, машина начинает управлять собой, автоматически устанавливает свою дистанцию от других машин, выжидает нужного интервала на соседней полосе, чтобы безопасно на неё перейти. И всё это на скорости 120–130 км в час. Сильное ощущение! Но постепенно начинаешь чувствовать себя в большей безопасности, чем с живым водителем, которому может в голову прийти что угодно, который может о чём-то задуматься, не справиться с управлением.
— Подумалось, что искусственный интеллект, возможно, будет способствовать не только ощущению внутренней безопасности, но и развитию большего доверия к окружающим. Будем ждать этих времён.
— А они ждут нас, как в университете ждут выпускников школы.

Сноб, 08.04.2017
https://snob.ru/profile/27356/blog/123005
 

https://loxovo.livejournal.com/8172905.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Фев 21

"1. Жирное синее пятно вблизи центра — это 53% произведений, действие которых происходит при давлении в одну атмосферу и комнатной, с точностью до погоды, температуре. Саракш, Пирр, Дюна, Торманс, Леонида, Энция, Степянка, Арканар — все эти инопланетные миры на самом деле изображают Землю и только Землю. Речь идёт о космической фантастике, напоминаю.

2. Почти сливаются с этой группой 11% книг, где авторы решились отступить от земных условий на долю процента. Скажем, «Страна Багровых Туч» Стругацких с температурой под 90 С и давлением ~1.1 атмосферы, «Фермер в небе» (A Farmer In the Sky) Хайнлайна (что-то вроде 0.5 атм и 220 K), или Азимов, дотошно вписавший давление в 1.05 атмосферы на Малышке в «Ловушке для простаков» (Sucker's Bait).

3. Ещё 11% сюжетов развиваются в «безвоздушном пространстве». Но это развитие никак не зависит от того, составляет ли окружающее давление 10-5 или 10-20 атмосферы (вот задачка, кстати: как отличить одно от другого при помощи «камней и палок»?) Поскольку ни для авторов, ни для повествования разницы никакой нет, всем этим произведениям я приписал одинаковое лунное давление в 10-15 атмосферы, и, где нет никаких отсылок к температуре — её комнатное значение в 293 K.

4. Около 25% книг содержат эпизоды, где хотя бы один параметр существенно удаляется от земных и лунных. Это, например, Клиффорд Саймак, «Город» (Clifford Simak, City), глава про Юпитер; Борис Штерн, «Прорыв за край мира»; Стругацкие, «Путь на Амальтею»; Вернор Виндж, «Глубина в небе»; Сергей Павлов, «Лунная Радуга».

5. Книг, где значительная часть действия развивается одновременно далеко от земных температур и давлений, и где это важно, единицы. Среди них можно назвать:

Хол Клемент, «У критической точки» (Hal Clement, Close to Critical)
Энди Вейр, «Марсианин» (Andy Weir, The Martian)
Георгий Гуревич, «Приглашение в зенит»
Александр Беляев, «Продавец воздуха»
Роберт Хайнлайн, «Имею скафандр — готов путешествовать», главы про Плутон
Larry Niven and Jerry Pournelle, The Mote in God's Eye. Условия в звезде, где перехватывали корабли пришельцев, грубая оценка. Как видите, я даже такие мелкие эпизоды засчитывал.

Это единицы процентов от фантастики «космической», и доли процента от фантастики в целом. Произведения этой группы часто отличаются невысокими художественными достоинствами, чему, как мы увидим, есть вполне разумное объяснение.

6. Ни одно знакомое мне произведение не удаляется за пределы ±25% от нормальных условий."

https://geektimes.ru/post/297257/
https://geektimes.ru/post/297285/
https://geektimes.ru/post/297321/

Чертовски интересная и полезная статья.

https://greymage.livejournal.com/1574934.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...