Мар 30

Лус Рифаген [Loes Riphagen] родилась в 1983 году, выросла в небольшой деревне в области Велюве, сиречь бесплодная земля. После школы она вместе с братом отправилась учиться в большой город, закончила Роттердамскую академию художеств, теперь живёт в столице. О своей работе говорит так:
Мне нравится думать о чем-то, чего не существует, но может существовать, чтобы вы смотрели на все вокруг совершенно по-другому.

Этот отзыв следовало бы назвать "О пользе ханжества", потому что, если бы не рецензия, я, конечно, мимо книги бы прошла: дочери ещё рановато было на тот момент. Но когда рецензентка пишет, что детскую иллюстрированную книжечку надо озаглавить "Семь смертных грехов", потому что медведь всё время спит, свинья всё время ест, а слон занимается блудом с крольчихой... лучшей рекламы не потребуется. Сию секунду заказала. И не прогадала: издание чарующее. Без единого слова художница ухитряется рассказать идиллическую повесть о тихой жизни вещей и зверушек, когда человеческие существа уходят ненадолго. Есть такое нидерландское слово stilleven -- тихая жизнь. Гораздо приятнее звучит, чем натюрморт, мёртвая природа, вы не находите?
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 5

У меня в детстве этой книги не было, а среди друзей и знакомых, по-моему, прочли почти все, а многие называли в числе любимых. Из любознательности я даже купила этого "Крестоносца в джинсах", но с досадой забросила: да, думаю, такое это хорошо пошло бы десять лет назад (если не все двадцать). А в то время вызвала насмешку, с высоты новообретённой взрослости, сама завязка: ретивый тинейджер Рудолф выпрашивает у учёных путешествие во времени и выступает в роли средневекового прогрессора, этакого дона Руматы при детском крестовом походе.  Сейчас я читаю снова и снова саркастически улыбаюсь -- на сей раз не сюжету, а себе тогдашней, не разглядевшей леса за деревьями. Да, где-то психологическая составляющая упрощена, облегчена с учётом потребностей юной аудитории. Да, по кустам то и дело встречаются концертные рояли. Да, сам факт, что пятнадцатилетний юноша, серьёзно увлечённый Средними Веками, ни разу в жизни не слыхал о крестовых походах детей, уже в голове не укладывается.

Теа Бекман [Thea Beckman], полное имя Теодора Бекманн-Пети, родилась в 1923 году, в Роттердаме. С детства она мечтала стать писательницей, стремилась учиться -- но сначала её отец потерял работу во время кризиса, затем началась война, в сорок пятом Теа вышла замуж, растила дочь и двух сыновей... Студенткой она стала в довольно позднем возрасте. Выбрала, как ни неожиданно, социальную психологию, а диплом писала по влиянию чтения на детей. Особого, впрочем, влияния не выявила.

Первые книги, подписанные фамилией по мужу, Бекманн, особого резонанса не вызвали. Издатель посоветовал писательнице взять псевдоним, потому что Бекманн звучит "чересчур по-немецки". И что характерно, третий роман Теи Бекман с одной Н, этот самый "Крестоносец в джинсах", завоевал не только национальное, но и международное призвание -- Европейскую премию за лучшее произведение для детей.

Историческая тема вообще для Бекман главная. За крестоносцем последовали трилогия о Столетней войне, "Город в бурю" -- как Утрехт пережил "год злосчастий" и ураган 1674 года, "Золотой кинжал" - хроника Второго крестового похода, "Хассе, Симонова дочь" -- судьба жены нидерландского национального героя Яна ван Шафелаара, биография глухонемого живописца Гендрика Аверкампа, "Перстень венецианского дожа" - путешествие монаха и послушника "Саартье Тадема", где действие происходит в сиротском приюте в Амстердаме. К сожалению, всего этого разнообразия нет в переводе. Немногим известно, что на родине Теа Бекман славится феминистской антиутопией "Дети матери-земли". В постъядерном мире женщины правят империей Туле в убеждении, что "мужчины по природе своей жадны, агрессивны и нетерпимы", и этих трёх составляющих мужчинства должно избегать изо всех сил. Сама романистка утверждает, что этого убеждения не разделяет и вообще принципиально держится подальше от любой идеологии и религии. Тем не менее правление женщин вышло довольно завлекательным. Начали за упокой, а закончили-то во здравие.

Восьмидесятилетний юбилей Теа Бекман отмечался в Утрехте как общегородской праздник. Она умерла в 2004 году, успев выпустить последнюю, двадцать третью книгу. Именем писательницы названа улица по соседству с домом, где она жила.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Окт 12

Вы уже поняли по заголовку, да, что тут просто не будет? Так и есть. Я не только в музеи так хожу, что потом погружаюсь в развёрнутую детективную работу на несколько недель. Кино тоже не исключение. В этот раз поиски и открытия превзошли все мои ожидания. А началось всё с того, что недавно я отправилась на потрясающе прекрасный и давно ожидаемый фильм - «Тюльпанная лихорадка». Разве могла я такое пропустить? Голландия 17 века, истории любви, художники, великолепные костюмы и море тюльпанов! Пост с детективным расследованием получился очень большим. Поэтому я разбила его на 2 части. Сегодня, собственно, первая часть для вас.


Кадр из фильма «Тюльпанная лихорадка», 2017 год

О понятии «Тюльпанная лихорадка», вернее «Тюльпаномания»[5], я достаточно часто слышала в одной связке с, казалось бы, очень странной вещью - «Чёрной пятницей» на бирже (Black Friday). Причём это не та «Чёрная пятница» в американских магазинах (перед Рождеством?), когда любую вещь можно купить с огоромной скидкой, а обвал на торговой бирже - настоящий коллапс, когда банкроты из окон своих пентхаузов выпрыгивают. В 17 веке в Нидерландах как раз произошёл первый в истории биржи обвал - лопнул мыльный пузырь торгов редких сортов тюльпанных луковиц. За необычные тюльпаны, купленные по 20-кратной цене до обвала, на следующий день не дали ни гроша. Виновником обвала считают лабильную человеческую психику. А именно некий момент по времени на торгах, когда люди пугаются баснословно растущих цен, подозревают, что они не могут и дальше так расти, начинают дрейфить и быстро избавляться от луковиц акций, пока не стало совсем поздно.

Авторы фильма «Тюльпанная лихорадка» выдвинули версию, что "курс" луковых акций обвалился, потому что власти закрыли биржу и прикрыли все тайные торги. Кстати, происходили исторические фатальные торги совсем не в Амстердаме, а в голландском Алкмаре (нидерл. Alkmaar). Понятие тюльпомании даже вошло в книги по истории как чёрная пятница Алкмара. Так же существуют исторические доказательства того, что тюльпанную биржу закрыли уже после того, как огромное количество людей обанкротились и стали посмешищем общества. Более того, ещё много лет после закрытия биржи шли сотни судербных тяжб, в которых люди жаловались, что товар, который на тот момент был ещё в земле (ведь дело было в ферале), не оправдал ожиданий покупателей. [1]

Художественный фильм «Тюльпанная лихорадка» был снят по одноимённому любовно-историческому роману Деборы Моггэч (Deborah Moggach): Tulip Fever: A Novel. Если честно, я уже смеюсь в голос, когда очередной успешный именно британский автор рассказывает, что как только вышел его роман - права на его экранизацию тут же хотел купить Спилберг. Вот тут совсем недавно я писала про Полу Хокинс, автора романа "Девушка в поезде". Он какой-то прям нервный, этот Спилберг - скупил уже весь британский книжный рынок 😉 К счастью права на эту книгу «Тюльпанная лихорадка» ему всё-таки не достались. А вот автор уже прямо по традиции снялась в эпизодической роли в фильме. Скоро будем так делать: смотришь фильм - найди в нём скрывающего автора. Как там сказал Мефистофель-Альпачино в фильме «Адвокат дьявола»? «Тщеславие - мой самый любимый грех!» 😉

Съёмки фильма проходили в Великобритании и в Австрии, а не в нидерландском Амстердаме, хотя иллюзия присутствия в Нидерландах просто потрясающая. Роман я не читала, увы, но мне было очень любопытно узнать, причём тут любовная история и первый катастрофальный провал на бирже. Игра слов или красивый фильм о судьбах нидерландцев 17 века?


На съёмочной площадке фильма «Тюльпанная лихорадка». Дебора здесь смеющаяся дама, на которой завязывают воротник. Фотография отсюда: moviepilot.de

Моих детективные расследования я проиллюстрирую для начала вот этой работой немецкого художника-графика Якоба Марреля. Тюльпаны много кто писал и рисовал в то время. Я даже видела версию, что изображённые ниже "пламенные тюльпаны" якобы называют Рембрандтом, потому что именно он их много писал.[10] Но это глупости. Рембрандт нервно курит в углу по сравнению с тем, СКОЛЬКО тюльпанов написали, отгравировали, нарисовали и напечатали художники нидерландских школ Утрехта и Хаарлема, о которых я рассказываю ниже. К тому же, как вы поймёте из текста, мой выбор Марреля в качестве примера для этого поста далеко НЕ случаен.

В фильме «Тюльпанная лихорадка» белый тюльпан с красными языками пламени, который можно увидеть ниже в правой части иллюсртации, называют "Адмираэль Мария", якобы по имени любимой женщины продавца загадочной луковицы. На самом деле речь о редком виде тюльпанов, которые вошли в историю ботаники под названием «Semper Augustus». Только вот незадачка! Если вы сейчас напряжёте память и мысленно пробежитесь взглядом по вёдрам с тюльпанами в цветочном, то быстро вспомните, что таких тюльпанов сейчас днём с огнём НЕ сыскать! И я вам с удовольствием расскажу, куда они пропали и почему. Поехали?


Jacob Marrel: Zwei Tulpen, ein Schneckenhaus und ein Insekt, 1634

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Окт 2

Мосес (Моисей) из Мардина (в Европе был известен под латинизированным прозвищем Moses Mardenus) – сиро – православный (яковитский) священник, впоследствии епископ, первый в Европе преподаватель классического сирийского языка, сыгравший выдающуюся роль в деле издания печатной Библии на сирийском.

Биография.

Мосес родился в деревне Калук (Qaluq), располагавшейся недалеко от города Мардин в области Тур Абдин, в семье священника Исхака. В письменных источниках впервые упоминается в 1549 как посланник в Риме яковитского антиохийского патриарха Игнатиуса Абдуллы Стефана, направленный с целью найти возможность напечатать Новый Завет на сирийском. Также он прощупывал почву для прибытия в Рим самого патриарха с целью заключения соглашения об унии между Яковитской и Католическими Церквями.

В Риме Мосес остановился в монастыре св. Стефана Абиссинцев (St Stephen of the Abyssinians), где папский секретарь Иоханнес Поткен (Johannes Potken) напечатал первую книгу на эфиопском богослужебном языке геэз Psalterium David et Cantica aliqu. В этом монастыре Мосес с помощью кардиналов Марчелло Кервини (Marcello Cervini), Реджинальда Пола (Reginald Pole) и Жана дю Bellay напечатал первый манускрипт на классическом сирийском. Однако изданный манускрипт был дефектным, так как работники типографии не владели сирийским и не понимали написанное.

В 1550 Мосес совершил путешествие в Венецию для встречи с Гийомом Пастелем (Guillaume Postel, французский лингвист, астроном, каббалист и религиозный универсалист) и обсуждения вопроса издания сироязычного Нового Завета. Но Постель, несмотря над тем что работал над чем-то подобным с 1537 года, не смог ему помочь так как у него не было типографского шрифта для печати на сирийском.

В 1552 году Мосес вернулся в Рим, где, среди прочих, обучал сирийскому Андреаса Масиуса (Andreas Masius, голландский католический священник, гуманист и один из первых европейских сирологов) и Иоганна Альбрехта Видманнстеттера (Johann Albrecht Widmannstetter, германский дипломат, филолог гуманист, переписывавшийся с Коперником, считается одним из родоначальников европейского востоковедения). По совету Масиуса он в компании возвращавшегося в Англию кардинала Пола (Pole) совершил путешествие из Рима в Аугсбург для встречи с Иоганном Якобом Фуггером (Johann Jacob Fugger). Будучи в Диллингене, Мосес встретился с Иоганном Альбрехтом Видманнстеттером. С Видманнстеттером Мосес посетил Вену, и там они убедили  императора Священной Римской империи Фердинанда I спонсировать проект. В конце концов, в 1555 году было напечатано 1000 копий Нового Завета на сирийском. Мосес получил половину тиража для распространения у себя на родине, на Востоке.

Мосес оставался в Европе до 1562 года, а потом вернулся на Восток, предварительно реализовав принадлежавшие ему 250 копий (из 500) печатной сирийской Библии на европейских рынках. В 1578 он упоминается уже как епископ, прибывший в Рим вместе со смещённым патриархом Игнатиусом Немет Алохо I, тем самым, который принимал деятельное участие в разработке григорианского календаря. В 1581 году Мосес назначен профессором классического сирийского в «Колледже Неофитов» ( Collegio dei Neofiti)

Умер в 1592 году.

Перевод статьи из википедии:

https://en.wikipedia.org/wiki/Moses_of_Mardin

https://de.wikipedia.org/wiki/Moses_von_Mardin

Раритетную книгу 1555 года в формате pdf можно скачать здесь:

https://www.wdl.org/en/item/9917/

https://serg-slavorum.livejournal.com/2514287.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Авг 26

Марит Торнквист родилась в 1964 году городе Упсала (Швеция) и в возрасте пяти лет вместе с матерью-датчанкой, отцом-шведом, братом и сестрой переехала в Голландию. В 1982—1987 годах училась в Академии искусств и дизайна Геррита Ритвельда в Амстердаме.

Мама Марит Торнквист, Рита Торнквист-Вершур, переводила на голландский язык книги Астрид Линдгрен, поэтому с самого раннего детства Марит была знакома с великой шведской писательницей и ее произведениями. Первый международный дебют Марит как книжного иллюстратора состоялся в 1989 году, когда она проиллюстрировала рассказ Астрид Линдгрен «Теленок на Рождество»: в течение первого месяца после выхода в свет эта книга с ее иллюстрациями была продана тиражом более 30 тысяч экземпляров. Впоследствии между писательницей и художницей завязалась тесная дружба, и Марит навещала Астрид Линдгрен каждый раз, когда приезжала в Стокгольм. Некоторые из этих визитов сопровождались захватывающими приключениями — например, однажды они вместе поднялись в небо над Стокгольмом на воздушном шаре, чтобы Марит сделала наброски города с высоты птичьего полета для одной из книг Астрид Линдгрен, которой в то время было уже 85 лет.

В 1984 году Марит получила предложение оформить декорации в строящемся детском культурно-развлекательном центре Юнибакен на острове Юргорден в Стокгольме и воссоздать там места из различных произведений Астрид Линдгрен и других шведских писателей. На протяжении двух лет Марит при поддержке Астрид Линдгрен занималась разработкой дизайна и оформления Юнибакена, чтобы превратить его в нечто большее, чем обычный парк развлечений. Изюминкой парка стал сказочный поезд, на котором посетители могут путешествовать по сюжетам и местам из книг Астрид Линдгрен; аудиосопровождение для этого путешествия надиктовала сама писательница. Юнибакен был торжественно открыт в 1996 году в присутствии Астрид Линдгрен и королевской четы Швеции, и с тех пор является одной из наиболее известных достопримечательностей страны.

Марит Торнквист — обладательница более 30 наград и премий, лауреат премии «Золотая кисть» за лучшую иллюстрированную детскую книгу года (2006).

«Иногда во время работы над иллюстрациями я чувствую, что моя рука повинуется сердцу, а не разуму, — рассказывает Марит Торнквист. — Материалы и инструменты, которые я использую, разбросаны по моему рабочему столу, и я выбираю что-то определенное почти интуитивно».

Источник: https://www.labirint.ru/authors/108281/

 

Понимаю, что многим рисунки Торнстен покажутся китчевыми, но я, кажется, нашла "свои" иллюстрации к Линдгрен. Ещё бы "Эмиля из Леннеберги" с такими картинками, и собирательский зуд был бы полностью удовлетворён... Мечтать, впрочем, не вредно. Издательство, что характерно, называется "Добрая книга".

http://fem-books.livejournal.com/1465047.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...