Июл 3

В ЖЖ и не в ЖЖ я не раз высказывалась в том смысле, что некоторые писатели  являются для меня чем-то большим, чем просто авторами книг (пусть даже самых любимых), но тут внезапно поняла, что об одном из них ни разу не только словечком не обмолвилась, но даже не задумывалась о нем, а все потому, что всегда воспринимала его как само собой разумеющееся, о чем и думать-то не стоит. Можно даже провести смелую аналогию и громко заявить, что он для меня – почти как воздух: незаметная субстанция, без которой невозможно дыхание и сама жизнь (впрочем, я сказала «почти»: в культ он у меня все же не превращается). Как легко догадаться по названию поста, таким писателем для меня является Чехов, которого я иногда фамильярно именую Апчеховым и которого на самом деле читаю всю свою жизнь. Даже в дошкольные годы я знала о нем что-то из папиных пересказов; возможно, родители читали его нам с сестрой на ночь, хотя с уверенностью это утверждать нельзя, но в любом случае с начальной школы произведения Антона Павловича всегда со мной.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 30

Как-то общалась с подругой и она мне порекомендовала книжку румынского психолога, в переводе, конечно же.
Я шарахнулась от одного её названия, если честно.
Потом решила всё же прочесть.
Любопытное чтиво, я вам скажу. Читается, как фантастика, но некоторые моменты вполне рациональны и объяснимы на нынешнем уровне.
А вообще, почитайте сами. Читается на одном дыхании и заставляет задуматься.

Хава Ариана

Под катом любопытный диалог из книги.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 22

Дочитала совместную книгу mozgosteb и andeadd. Пересказывать содержание не вижу смысла, потому что тут лучше поглядеть пост автора: кто скажет лучше? Расскажу, что мне понравилось. А надо заметить, я сейчас так устаю, что меня в принципе на чтение не тянет, обычно засыпаю после двух-трех страниц, даже если что-то легких жанров взяла. Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 13

Не могу удержаться. В период интенсивных бюрократических нагрузок эта книга оказалась моим спасательным кругом. Психотерапевтическая книга. За пять-десять минут, выделенных на чтение за чашкой кофе с молоком эта книга, мед очей моих, успокаивает и мотивирует продолжать не только мою бессмысленную с точки зрения логики и здравого смысла, но очень важную для судьбы студентов и кафедры работу, но и вообще заниматься всем. Наукой. Рисованием. Чтением. Разговорами с коллегами. Исследованием других фрагментов реальности, не связанных с основной сферой деятельности.

Язык, речь, четкость, структура. Жадность к жизни во всех проявлениях - прямо как моя, только я не такая умная. Яркость, умение видеть красоту и радость во всем. Я, конечно, говорю о самой лучшей из почти прочитанных (но ещё не прочитанных, и я надеюсь растянуть её по крайней мере до четверга) мной за последний год точно книге:

"Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!". Автор - Ричард Фейнман, собственной персоной.

Я даже не могу классифицировать её моим способом "пищевых ассоциаций". Если сравнивать эту книгу с едой, то она - полноценный обед в хорошем ресторане, где и десерт, и салат, и все остальное. Я так давно не читала таких синхронных с моим способом жить и мыслить текстов! На каждой странице, да в каждом абзаце, что там говорить - цитаты, о которых я хотела бы написать целое рассуждение, но зачем, если в одной цитате уже все сказано?

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 28

Внезапно перечитала "Робинзона Крузо", которого открывала в последний раз едва ли не в 6-7 классе на уроке литературы. Когда в первый раз открывала, не помню, потому что все детство я читала его регулярно, и мне очень нравилось, как он там свой быт обустраивает, такое уютное ощущение от книжки было... Случались, однако, и неуютные моменты: я каждый раз вздрагивала, когда Робинзон обнаруживал на своем острове след чужой ноги, да и эта картинка - книжка у меня была с картинками - и по сей день впечатана в память и вызывает нечто, похожее на страх. Причем интересно то, что в детстве, когда нет особой разницы между ощущениями времени и вечности, я как-то игнорировала тот факт, что бедный Робинзон провел на острове в полном одиночестве четверть века, ну и плюс еще три года с Пятницей, итого 28 лет, большая часть из которых - в обществе попугаев и коз. Сейчас меня это очень впечатляет. Даже если сделать скидку на то, что это художественный вымысел, а "настоящие" робинзоны куковали на своих островах года четыре от силы, то все равно - просиди-ка ты 4 года один, обеспечивая себе жизнь чем придется и не чокаясь от отсутствия людей, книг и интернета.

Как всегда, при "взрослом" прочтении обнаружила в книге явные следы эпохи, не свойственные нынешним временам стереотипы поведения и образ мыслей, а еще, к слову, удивилась тому, как давно произведение написано: в начале восемнадцатого века! И читается ведь отлично. А финальное сражение с англичанами - вообще угар, на мой взгляд: очень находчивый этот Робинзон и вся его команда, да и чувство юмора у них на зависть. Нет, отличная книжка!

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 28

Эн проглядел начало ужасной голодной эпопеи города — как и многие другие, вначале сравнительно легко переносившие нарастающие ограничения. Он удивился (ему нравилось удивляться), когда кто-то сказал: «Вот он-голод...»; когда соседка с двухлетним ребенком вдруг перестала спускаться в бомбоубежище, потому что все равно не от бомбы, так от голода пропадем (она действительно умерла в феврале). Ему нравились удивление и непонимание как признаки психики высшего разряда".
Потом пришло время, когда не понимать стало уже невозможно. Вокруг умирали, хотя и не так, как умирают в пустыне. О первых случаях смерти знакомых людей еще думали (и это мой знакомый? среди бела дня? в Ленинграде? кандидат наук? от голода?), еще говорили, с ужасом рассказывали о том, как жена в последние дни, пытаясь все-таки спасти мужа, купила кило риса за пятьсот рублей.
Разговоры постепенно сжимались до констатации факта. Весной разговоры опять разветвились, но для зимы это было занятие слишком наивное. Норма защелкнулась вокруг хлебного пайка и обеда. Хуже того — обед, дарованный человеку законами новой действительности, не был его обедом. По законам новой действительности, лицам с иждивенческой карточкой не полагалось обеда, иждивенческая карточка не вытягивала ежедневный обед. И блокадный человек, прикрепленный к ведомственной столовой, — делил. Он съедал то один суп, то только кашу или полкаши. Остальное в бидончике или пластмассовой коробочке уносил домой. Странно, что полкаши уносили домой в веселых голубых и желтых коробочках. Делить было грустно, и делящие завидовали тем, кто съедал свой обед целиком. Таких, впрочем, было немного, особенно вначале, когда иждивенцы еще не умерли или не попали в эвакуацию. Завидовали делящие не столько даже сытости неделящих, сколько неомраченному переживанию обеда.
Эн, наконец, понял. Но худшее для него наступило тогда, когда, казалось бы, стало уже легче: он получал тогда уже четыреста граммов по рабочей карточке. Четыреста граммов не могли остановить истощение. Истощение подбиралось к переломной точке. И как только достигло точки — началась невоздержанность. Эн вдруг стал съедать сразу все, что возможно. Сначала без заранее обдуманного намерения, каждый раз с чувством греховности, потом уже он возвел это в принцип.

С хлебом это происходило так: рано утром он получал свои четыреста граммов, довесок съедал на месте, а кусок уносил в учреждение, где он работал и где жил на клеенчатом диване, потому что дома было уже много ниже нуля. В каком-нибудь еще пустом служебном помещении, за канцелярским столом, он перочинным ножом отрезал от куска первый ломтик — примерно, на глаз, намечая, сколько можно съесть утром. По мере приближения к этой границе тоска по хлебу росла. Он отрезал еще ломтик (потоньше), переходящий границу. Потом еще. Это и сопровождалось чувством грехопадения. Потом, когда граница была уже непоправимо нарушена, рождалась дикая мысль и страшно простая: что, если вдруг разрешить себе съесть все, до конца? Он замирал на точке колебания, замирал и срывался. Недозволенное, спотыкающееся, заторможенное сменялось неудержимым скольжением вниз, с зажмуренными глазами. В самый миг снятия запрета возникала даже иллюзия, что теперь-то именно вовсе и не хочется съесть все до конца, что хлеба еще много; иллюзия, разумеется, исчезавшая вместе со следующими двумя-тремя ломтиками."
http://m.pikabu.ru/tag/%CB%E8%E4%E8%FF%20%C3%E8%ED%E7%E1%F3%F0%E3/hot

http://mashutka-alfi.livejournal.com/1936292.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 19

Я просто пою, и пляшу, и пристукиваю от счастья!
С разницей в несколько часов в моем доме поселились дорогие "гости".
Друг Светочка прислала мне подарок. Держу в руках эти жемчужины и радуюсь как дитя. Владыка Антоний Сурожский, Иван Ильин, Порфирий Кавсокаливит.
Вчера после ужина залегли семейством на диване- муж вслух главу из "Книги раздумий" И. Ильина, Тимка бороздит просторы Тихого океана и выслеживает вместе с ж-верновским фрегатом "Авраам Линкольн" загадочное морское животное, а я сжимаюсь в песчинку от умиления, от прикосновения к целебному источнику. Как же я люблю владыку Антония.
Света, дорогая Света,  спасибо!))))

п.с. пока я ещё на работе, но меня дома уже ждут еще два гостя -муж только забрал посылку- Наталья Трауберг и Зинаида Миркина)))

КАНИКУЛЫ, здравствуйте! УррррррррррррррррЯЯЯЯЯЯЯ!

http://bezverxa.livejournal.com/170391.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 7

Прочла "Энергоэволюционизм" Веллера - скучно, неоригинально, пестрит всеми существующими мифологемами массознания и просто притянутыми, преувеличенными за уши и максималистки раздутыми фантазиями. Веллер дает много пространных намёков,но всегда ленится приводить конкретные примеры,ссылки на работы, точные цитаты и затем разбирать,где и как они соотносимы с его позицией,его решениями и его личными соображениями и сомнениями.Нет привязки к эмприке - голое домысливание и тыки пальцами в окаянные небеса пополам с самолюбованием.
Не понятно,чем именно его философия - "разавитие",как заявлено, философии прагматизма. Я,к сожалнию, британских прагматиков читала и они настолько глубже,тоньше,оригинальнее, обстоятельнее и душевнее Веллера, настолько больше дают "опор" для соображения, что какое уж там развитие.

Да, все мы карлики на плечах великанов.Но,как говорил Зигмунд Фрейд(в ответ на фаллометрию одного из его учеников и последователей):
"Да, карлик ,сидящий на плечах великана, видит больше него - но блоха на голове космонавта не видит ничего".

Гора мучительно рождает мышь.
Даже ведист-эзотерик Торсунов поинтереснее будет в плане цивилизаторской комплексности и пригодности к употреблению хотя бы в качестве полезных советов.

Но пара лулзов хотя бы есть:)

Ринат матчасть в комментарии накидал - а я давно хотела про евреев в Третьем Рейхе почитать. Про них прочту и затем начну первого в списке Артюра Арну "История инквизиции".Собственно, уже читаю,но попеременно.

Издательство "Евразия", хехе:))))

http://orfis-sakarna.livejournal.com/841623.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Апр 28

- Действие, именуемое жалостью, пребудет вечно; страсть, именуемая жалостью, умрет. Страсть жалости, страдание жалости, боль, вынуждающая нас отступить, где не надо, и польстить, когда нужно сказать правду, жалость, погубившая много чистых женщин и честных чиновников – умрет. Она была орудием плохих против хороших, и оружие это сломается.

– А другая жалость, действие?

– Это оружие добрых. Она летит быстрее света с высот в низины, чтобы исцелить и обрадовать любой ценой. Она обращает тьму в свет, зло – в добро. Но она не может отдать добро в рабство злу. Всё, что можно исцелить, она исцелит, но не назовет алое желтым ради тех, кто болен желтухой, и не вырвет все цветы ради тех, кто не выносит роз.

– Вы говорите, что она летит в низины. Но Сарра Смит не пошла с Фрэнком в ад.

– Куда же ей, по-твоему, надо было идти?

– Ну, к той расщелине, вон там. Отсюда не видно, но вы ведь знаете, автобус там остановился.

Учитель странно улыбнулся.

– Смотри, – сказал он и опустился на четвереньки.

Я опустился тоже, хотя коленям было очень больно, и увидел, что он сорвал травинку и кончиком ее показал мне крохотную трещину в земле.

– Точно не скажу, – проговорил он, – та ли это трещина, или нет. Но та, через которую прошел ваш автобус, никак не больше.

Я удивился, даже испугался.

– Да я же видел бездну! – воскликнул я. – Высокие скалы!

– Верно, – отвечал он. – Но ты не только двигался, ты увеличивался.

– Значит, ад... и всё это пустое пространство... помещаются в такой трещине?

– Да. Ад меньше земного камешка, меньше райского атома. Взгляни на бабочку в нашем, истинном мире. Если бы она проглотила весь ад, она бы и не заметила.

– Там, в аду, он кажется очень большим.

– Вся злоба его, вся зависть, всё одиночество, вся похоть – ничто перед единым мигом райской радости. Зло даже злом не может быть в той полноте, в которой добро есть добро. Если бы все мучения помыслились вон той желтой птичке, она бы проглотила их, как ваш земной океан проглотил бы каплю чернил.

– Теперь я понял, – сказал я, – Сарра Смит не уместится в аду.

http://mashutka-alfi.livejournal.com/1917694.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Апр 26

Авторитарный характер Диккенса не допускал иное отношение к себе кроме слепого обожания. Какая там критика! Даже простое возражение воспринималось как недопустимое.
И ещё меня поражает, как в их доме с самой свадьбы живет эта влюблённая в него сестра - Мэри. яА когда Мэри умерла , стала жить вторая сестра (естественно, незамужняя). И она безоговорочно приняла сторону Диккенса в его конфликте с женой. И даже не разговаривала с Кэт.
«Мэри была моложе Кэт тремя годами. Может быть, поэтому она не видела в Чарльзе недостатков. Она восхищалась, больше чем Кэт, писателем Бозом… Это было полное, самозабвенное, девическое восхищение. Едва ли она созналась бы и себе, что влюблена в Чарльза, а если сознавалась в этом, то ни одна ее мысль об отношениях с ним не была тяжелой и замутненной.
Она вошла в жизнь Чарльза с первых дней его знакомства с Хогартами. Он чувствовал в Кэт «проблески самостоятельного мышления, Кэт по временам выражала несогласие с ним, судила людей и оценивала события, отклоняясь от его оценок. Уверенность в себе Чарльза, убежденность в своей непогрешимости во всем, что касалось его отношений с людьми и правил поведения, иногда ее раздражали. Но она была хорошо воспитана, ее характер не был трудным, и раздражение не приводило к ссорам. Но Чарльз видел и знал, что ее любовь к нему не лишает ее здравого смысла, порой приводящего к выводам ошибочным, по его мнению. Эти выводы всегда были для него ошибочны, если не совпадали с теми, какие «делал он. Тут уж ничего нельзя было поделать, его характер отстаивался постепенно, а неожиданный головокружительный успех «Пиквика» завершил, пожалуй, процесс становления характера.
Но для Мэри его суждения были правильны прежде всего потому, что исходили от него.»

Отрывок из книги: Евгений Львович Ланн. «Диккенс.» Государственное издательство художественной литературы,

http://mashutka-alfi.livejournal.com/1915211.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...