Дек 6

"Уильям Дампир был первым европейцев, увидевшим хлебное дерево в 1688 году на Гуаме: "Плоды растут на ветвях, как яблоки; каждый плод имеет величину с хлеб ценой в пенни, когда пшеница идет по пять шиллингов за бушель..."

SOOOOOOOOOQAAAAA!!! )))

И ведь точно описал размеры, не докопаешься! Осталось понять: это таки с булочку за три копейки плод, или с батон за 25 копеек?

))))

https://lilmy.livejournal.com/559422.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Дек 1

Точнее, не сам марксизм, а один из его источников. Так сказать, классификация умов по их отношению к противоречию.

... представление имеет, правда, повсюду своим содержанием противоречие, но не доходит до его осознания; оно (представление) остается внешней рефлексией, переходящей от одинаковости к неодинаковости или от отрицательного соотношения к рефлектированности различенных определений внутрь себя. Внешняя рефлексия сопоставляет эти два определения внешним образом и имеет в виду лишь их, а не переход, который существенен и содержит в себе противоречие.

Остроумная рефлексия — скажем здесь и о ней — состоит, напротив, в улавливании и высказывании противоречия. Хотя она не выражает понятия вещей и их отношений, а имеет своим материалом и содержанием лишь определения представления, она все же приводит их в такое соотношение, которое содержит в себе их противоречие и дает тем самым их понятию просвечивать сквозь это последнее.

— Но мыслящий разум заостряет, так сказать, притупившееся различие разного, голое многообразие представления, до существенного различия, до противоположности. Лишь доведенные до заостренности противоречия, многообразные впервые становятся подвижными и живыми по отношению друг к другу и получают в нем ту отрицательность, которая есть имманентная пульсация самодвижения и жизненности.

Первое - определение обывательского ума, территория "здравого смысла" и "особых мнений".
Вторым обладают выдающиеся художники и успешные прагматики.
Третьего достигают только истинно мудрые.

https://grumblerr.livejournal.com/450622.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ноя 30


отлично с двумя плюсами или пятерка с отличием!)
и сериал замечательный и книжка хороша! автор Жан-Франсуа Паро
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ноя 20

в эти выходные было невесело. совершенно.
у моей мамы был бы день рождения Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ноя 19

Похмелье в этот раз было не только объяснимо, но и оправданно. Вот на даче с друзьями пить не стоило, а вчера с красавцами-незнакомцами — совершенно необходимо, иначе никто бы не раскрылся в новой компании вот так, во всей своей яркости. В общем, оно стоило того. Тем более что сложно сказать. будто бы оно совершенно испортило мне день, так как и до писательского курса я в итоге дошла, и пост про книжки написала, и с Джонни отлично пообщалась целых два раза — сперва после курса, а потом еще вечером. Тут такое дело — Маша меня в Самару вызвала. Видимо, все совсем тяжко, ее этот год лишил уже двоих близких, и если я нужна, я еду. Как только сдадим ПТЖ, то есть либо на следующих выходных, либо сразу после дня рождения. Мне, конечно, страшно. Я так легко и грамотно отмахиваюсь от собственных переживаний, что мне катастрофически сложно близко к сердцу принять чужие. Джонни очень сильно помогла, описав мне базовые поля, которые следует учитывать, находясь рядом с чужой потерей. И что не обязательно разделять ту же скорбь, чтобы просто обнять любимого грустного друга.

https://taklegko.livejournal.com/346593.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ноя 1

Читаю сейчас Маккаммона "Жизнь мальчишки". Чудный роман взросления, да, похоже на "Оно" и "Лето ночи".
А есть у нас что-то аналогичное - только про девочек?
Я не могу вспомнить ничего, разве что "Динка" Осеевой, но там другой жанр.

https://eto-yana.livejournal.com/811406.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Окт 30

Переводчик последнего переведенного на "нашу мову" романа писателя Фланна О'Брайена (он же Майлз на Гапалинь, он же Бриан О'Нуаллан) уверяет, что существует международное движение "фланнёров" - фанатов О'Брайена и его творчества. Не знаю, конечно, чем они организованно занимаются, кроме чтения его книг. Зато книги все, которые на русском издавались, я прочитал, и потому хочу составить памятку тем, кто еще не открыл для себя творчество "четвертого сумрачного ирладского гения литературы ХХ века". (Вообще, тот факт, что небольшая страна в жопе Европы смогла дать за 100 лет сразу Йейтса, Джойса, Беккета и О'Брайена, как-то опровергает старика Гегеля с его постулатом о переходе количества в качество - бОльшая часть ирландской литературы ХХ века таки мрачна и уныла своей закорузлостью, несмотря даже на Хини и МакДонаха. Зато нет никаких споров о месте Ирландии в МХК, да.)

Итак, как лучше всего начинать "быть фланнёром":

  1. Читаете сперва роман (он же повесть) "Трудная жизнь" - это "почти похоже" на обычный "роман воспитания", и "перлы сатирического постмодерна" разбросаны по ней, как редкие бриллианты (вроде моей любимой фразы о Моц Арте и Поганом Нини);
  2. Затем есть смысл приникнуть к единственному в творчестве автора роману, написанному на гэльском (и потому под псевдонимом Майлз на Гапалинь) - "Поющие Лазаря, или На редкость бедные люди";
  3. Все, кто еще остается бобр и заряжен на продолжение "фланнёровки" - читают роман "О водоплавающих". Это потрясающе смешно, так что по крайней мере скучно не будет. Тут уже появляется "фирменный стиль" О'Брайена, причем очень фирменный и "вау-стиль";
  4. Роман "Третий полицейский" (на русском существует еще и вариант перевода поз заголовком "А где же третий?") - официально признанная "вершина творчества" О'Брайена. Она повествует в лучших традициях постмодерна о мрачном убийстве ирландским фермером своего сотоварища, которое постепенно всплывает наружу стараниями местных полицейских. Повествование перемежается отборным абсурдом (вроде рассуждений о "велосипедизме" и больших вставок из философских сочинений полностью выдуманного автором философа-экзистенциалиста де Селби) и тоже очень, очень смешное (хотя и трагикомичное в итоге);
  5. Ну и все те немногие, кому после прочтения всего этого продолжает безумно нравится Фланн О'Брайен, вполне созрели до чтения сборника "Лучшее из Майлза". Всё под тем же псевдонимом Майлз на Гапалинь автор около 20 лет писал колонки для газеты "Айриш Таймз", и после его смерти редакция выбрала "самые ударные" заметки и выпустила сборник, тут же ставший классикой черного юмора, абсурда, постмодерна и чего угодно. Чтение "не для всех" - автор откровенно дурачится и "сознательно быдлит", написуя иногда то, что кажется откровенно-отборной чушью и "контрлитературой". Но странным образом всё оно продолжает оставаться безумно смешно, ни на что не похоже и нескучно ("Ромель выбрит" - теперь еще один мой любимый литературный мем от О'Брайена).

Кстати, к чему это я? К тому, что на русский таки наконец перевели последний роман О'Брайена - "Архив Долки". И я его прикупил, так что, Б-дда даст, скоро прочту и поделюсь впечатлениями...

 

https://qebedo.livejournal.com/996390.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Окт 28


Азовский ага Айдевлеткул договорился о набеге с запорожскими черкасами на том условии, что полон поступал татарам, а прочую добычу: лошадей, деньги, рухлядь - брали черкасы...
30 апреля 600 татар и 200 черкас (по другим сообщениям черкас было 130 человек) с "вогненным боем" перешли через р. Польный Воронеж...
Села и деревни были многолюдны,добыча была обильной. Нападающие проявили при этом необычное упорство, может быть, благодаря присутствию в их составе запорожцев. Они не уходили, несмотря на то,что посланные из Козлова ратные люди дрались с ними весь день на Тарбееве перевозе, татары понесли потери убитыми и ранеными, но ушли, только завершив свою операцию.
Мы не знаем общих итогов набега, но знаем, что только в деревне Ерок татары «поимали» 240 человек, а остальные "от той ужаси бредут розно"...
Бежавшие из плена рассказывали, что 7 мая за р. Битюгом татары и черкасы произвели раздел добычи согласно предварительному договору.

Новосельский А.А. Борьба Московского государства с татарами в XVII веке. М.-Л.: Изд-во Академии наук СССР, 1948. стр. 317-318

https://bratgoranflo.livejournal.com/37897.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Окт 12

1. П. Кузьменко. «Система Ада». На человека, который мне ее посоветовал (привет, Нежив!) я еще долго буду смотреть с легким ужасом. Потому что такого кромешного ада и бреда мне невод интернет-общения еще не приносил. Сюжет там такой: компания ребят, решивших закосить весенний призыв, забирается в заброшенную систему подземных каменоломен типа Сьянов — чтобы пересидеть там на консервах самое опасное время, а потом вылезти и еще год ходить свободными. Вот только чего-чего, а свободы им теперь не видать: менты в погоне за кем-то бетонируют оба выхода на земную поверхность, оставляя их внизу, в темноте. Единственное, что им остается, — идти вглубь в поисках спасения — вот там-то и ждет их настоящий ад. Непрекращающаяся война между подземными жителями, ополоумевшими и сыпящими нелепыми косноязычными лозунгами, чудовищные правители, заигравшиеся с бессмертием и подыхающие со скуки, отступающий рассудок... Душная и бессмысленная история, творящаяся в потемках, ее читаешь с мрачным перекошенным лицом типа WAT?! Маску этого крайнего недоумения непросто снять и по окончании книги.

2. М. Рюдаль. «Счастливы, как датчане». В 2006 году Фондом новой экономики было предложено ввести такой параметр оценки государств, как Международный индекс счастья. Дания заняла в реестре довольно неплохие позиции, и Малин Рюдаль, датчанка-антрополог (стоит отметить, покинувшая страну ради Франции) решила провести исследование того, что именно делает счастливыми датских граждан. Читать эту книгу приятно: понимаешь, что хорошая жизнь и правда состоит из довольно простых вещей. Баланса между семьей и карьерой. Взаимного доверия. Чувства того, что ты вкладываешься в общее дело, — отсюда вырастает ответственность, которая в радость человеку. Само собой, толерантности, которая ведет к открытости и внутренней свободе, пусть и в ущерб внешнему лоску — легкость дороже шика. Хочется читать эту книгу не как путеводитель по чужой жизни, а как инструкцию для своей.

3. Б. Виногродский. «Искусство игры с миром». Бронислав Виногродский — дальневосточный китаевед, переводчик основополагающих китайских текстов («Чжуан-цзы», «Дао дэ цзин», «Книга Перемен»), писатель, общественный деятель. Книгу «Искусство игры с миром» он оформляет как перевод каких-то древних листков, найденных в чьей-то китайской семье, и я, признаться, так и не поняла, мистификация это или нет. Впрочем, велика ли разница? Знаток восточной мудрости, и сам мудрец — вы бы только видели его долгую белую мудрецовую бороду! — то, что он транслирует в книге, в любом случае не имеет недостатка в корнях. А транслирует отличные штуки! Вся книга — про легкость бытия, про жизнь как веселую игру. Краткие философские тексты сменяются диалогами учителя и учеников, где тот, как и положено даосу, отчаянно и смешно их троллит. И правда — нет-нет да и врубишься: божечки, почто я так серьезен! Жизнь пролетает, а я уже три года не обращал внимание, на то, как смешно она летит! Жаль, эффект недолог. Перечитывать ее, что ли, в минуты особого погружения в невеселый иллюзорный взрослый мир.

4. С. Бьорк. «Я путешествую одна». Не судить книжку по обложке. Не судить книжку по названию. Каюсь, меня привлекло красное платьице на передней сторонке, а взялась я за чтение как раз пребывая в одиночном путешествии. Даже аннотации не прочла! Прочла бы — может, одумалась бы вовремя, а так полтора дня пропало зря. Очень зря. Потому что, во-первх это детектив, а мне не слишком по душе этот жанр; но это еще ладно, в моих симпатиях всегда есть место исключению, — но это адски бездарный детектив с такой кучей вещей, притянутых за уши, что без возмущения не обойтись. Вот смотрите. Висит труп. Детектив смотрит на него и пророческим голосом говорит: «Будут еще жертвы». Как она это узнала? Конечно же, дедуктивным методом! Потому что увидела на ногте мизинца тоненькую царапинку и сходу готова биться об заклад, что это римская цифра I. Или вот выяснили, что у подозреваемого на плече был вытатуирован орел. Я его знаю! — восклицает детектив, они мгновенно убеждаются, что он помер, и выдыхают. Что, правда, в мире всего один человек с татуировкой орла? В общем, «Ы — логика».

5. Х. Янагихара. «Маленькая жизнь». Очень большая и очень тяжелая книга. Я все не хотела браться за нее в бумаге, ждала начитки — а когда начитали, все-таки взялась читать глазами, уж очень неприятный у чтеца оказался голос. Это история четырех друзей, несколько десятилетий жизни ребят, которых судьба свела в нищей молодости, потом каждого (что неправдоподобно, но автор говорит, что не стремилась к правдоподобию) провела путем величия и успеха — но все это почти не важно в сравнении с тем, как раскрывается история главного героя. Очень постепенно. Крайне мучительно. С болью, стыдом и ужасом. И в этом ужасе мне видится ключ к разгадке. Эта книга не о детской травме как таковой. Она о том, что может быть страшнее насилия. Молчание. Что, замалчивая свою жизненную историю, человек своими руками сохраняет злую силу этих воспоминаний. Вокруг него — любящие люди, которые принимают его любым, — но он продолжает держать себя взаперти в жутком пространстве тайны, и насилие никогда не прекратится, пока он не откроет эту комнату. И молчание будет мучить не только своего хранителя, но и всех, кто оказался рядом. И от невозможности изменить это — тяжелее всего.

6. С. Таунсенд. «Тайный дневник Адриана Моула». И немножко легкого чтения скрасить пережитую чужую беду. Жизнь 13-летнего Адриана, конечно, тоже кажется ему полной бед, но, господи, все это это такие пушинки! Легкие, юморные, трогательные. И его отдельная положительная черта как персонажа-писателя — лаконичность, и она наделяет эти записки особой эмоциональной четкостью, многим бы (мне бы) ей поучиться!

7. С. Кинг. «Песнь Сюзанны». Ну и вернусь к Кингу. «Темная башня» сама себя не дочитает! Осталось немного. «Песнь Сюзанны», полная скачков между мирами, в которой Сюзанна-Миа должна наконец родить не котенка, не игрушку, а неведому зверушку, мне показалась вполне увлекательной, а вот что не понравилось — что в шестой книге Кинг решил ввести в действие самого себя. Ну да, я знаю, что он не виноват, книга пишет сама себя и так далее, — и все же «Темная башня» никогда не дотянется до постмодерна, а в том виде, в котором он влез в повествование сейчас, это как-то, что ли, нескромно и неоправданно.

8. С. Кинг. «Темная башня». И вот он финал. Вернее, финишная черта. Последний том. Объемнее и круче всех предыдущих. И пусть читатель готовится прощаться. И пусть прощаться будет тяжело. На последнем этапе еще будут и приключения, и встречи, и ловушки, но прощание все-таки основная тема последней книги. И то, как она закончится... Нет, не скажу ни слова. Но то, как кончается цикл, — это просто великолепно. Полный пиздец.

https://users.livejournal.com/yukka-/1029558.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Окт 11

Читаю Стивена нашего Кинга, и вот что замечаю: все эти ужасти, дохлые клоуны, кровоточащие ухмыляющиеся фотки и прочая крипота мне вообще-то пох. Ни страха, ни интереса, даже досадно: вот нафига накручивать эту дешёвку-то?

Мне интересно читать про людей, их психологические портреты как взрослых, так и детей, про игры, взаимоотношения со сверстниками и родителями, про школу, про библиотеку, ферму, про быт маленького городка в штате Мэн...

Он же весьма неплохой писатель-реалист!!!

И ведь именно это в книжке здоровское, это читаешь с удовольствием! Огромный велик Stuttering Bill'а видишь и прямо осязаешь - и у тебя был велик не по размеру и не по силам; как Бен не дал списать и его потом поймали и били - ощущаешь кожей, потому что знаешь, как это, отказать наглой твари-второгоднице; и прямо руками вспоминаешь, как прикольно строить на ручье плотину...

https://lilmy.livejournal.com/546098.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...