Авг 18

Вот ведь, какая штука. С одной стороны, эта книжка явно для младших школьников. Чтобы понять, что стоит за всем этим, мотивы и побуждения героев, анализировать и т.п.
С другой - сюжет-то можно воспринимать поверхностно, и тогда в 4-5 лет самое оно. Про девочку, приключения, все хорошо.
Алисе задали на лето, она прочла, неплохо разобралась в подтекстах и смыслах, но сказала, что неинтересно, скучно, длинно. То есть, не зацепило, читать дальше не захотела.
Тогда я скачала ей Урфин Джюса нового https://www.kinopoisk.ru/film/urfin-dzhyus-i-ego-derevyannye-soldaty-2016-839111/
Аленка, конечно, тут же пришла смотреть и ... пришла в восторг 🙂 Так что мы сейчас с ней читаем книжку. А Алисе и мульт прошел ровно. Собственно, все становится понятным, по ее фразе
- Ну, это - не Гарри Поттер...
Вот и когда его читать? :)))

http://kosha-ann.livejournal.com/1968789.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Авг 16

768496

Это самый первый роман Викрама Сета - писателя индийского по происхождению, но с ранних лет учившегося сначала в Англии, затем в Америке, пишущего на английском языке. Этот роман вышел в 1986 году, благодаря интернету я купила  (прямо так и хочется сказать: выписала из-за океана) букинистическую бумажную книжку, но не так-то это было легко.

Роман, как я сказала, 1986 года, действие в нём происходит, как нетрудно догадаться, глядя на обложку, в Сан-Франциско в те самые восьмидесятые. Главные герои - группа молодых людей, образованных, обеспеченных, вполне себе  bobos, bourgeois-bohème (или точнее, яппи, раз мы в Америке восьмидесятых). История дружбы, история любви - достаточно стандартно начавшаяся, но обернувшаяся драмой, всё на тогдашнем современном фоне с соответствующими социальными проблемами, темами и вопросами - феминизм, гомосексуализм, гражданский долг и гражданское неповиновение и, отношение к религии, угроза ядерной войны...

Тут надлежит задать вопрос - а чего это я, собственно, стала читать этот роман, который предположительно мог и устареть морально за 30 с лишним лет...
Я сразу отвечу, что если фон  и выглядит несовременным, то вопросы морали и нравственности, всё те же, а история человеческих отношения - вечная тема, а здесь история особенно пронзительная.
Что же касается устаревания, то правильнее задаться даже таким вопросом: не устарел ли морально такой роман за без малого 200 лет? Потому что The Golden Gate - это роман в стихах о жизни в Америке, написанный  индийским писателем по-английски онегинской строфой.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Авг 15

25300786

Сейчас август, подводить итоги года рано, но я готова заявить, что Клемантина Бовэ - главное моё открытие и мой "писатель года". Да, 28-летняя писательница, пишущая для детей, подростков и YA ("jeunes adultes"), к тому же практически разрушившая одну из моих самых прочных читательско-литературных теорий.
Статья о Клемантине в Википедии появилась недавно, поиск Гуглом в русском интернете даёт несколько ссылок, но только на меня, так что если вы пропустили, отсылаю вас к посту про Songe à la douceur, где и рассказано, как я узнала про Клемантину Бовэ, почему захотела прочесть ту книжку и в какое состояние она меня привела!
Пушкинский с бодлеровским заголовком Songe à la douceur оказался для меня не просто invitation au voyage, а invitation à la lecture, только я не знала, что бы мне почитать, поскольку согласно моей собственной теории (той самой, которую Клемантина Бовэ скоро разрушит) читать мне было нечего. Клемантина Бовэ пишет книги для детей и подростков. Книги для детей проблем для меня не представляют, что же касается подростковой литературы и литературы YA (я собственно разницы и не вижу), то это мне читать тяжело... Конечно, Songe à la douceur тоже по сути роман YA, но там такая форма, такой юмор, там всё так тонко... вот не зря Бюнель сказал, что запросто можно было издавать книгу во "взрослом" издательстве, и я с ним согласна.
Так что для начала я стала читать про Клемантин Бовэ, нашла её страницу в ФБ, а главное - сайт и блог... и поняла, что это она не согласна с Бюнелем (ну и со мной, хотя этого она не знает). Блог её так и называется, "Mais pourquoi tu fais pas de la vraie littérature?" Если кратко, то именно эту мысль она защищает и развивает - "всё лучшее - детям", почему же это не распространяется на литературу? И она отказывается считать себя недоавтором, раз пишет для подростков и YA, радуется своему успеху именно у этой публики, а если её книги нравятся взрослым, она тоже рада, но для неё это никакой дополнительной ценности не представляет, мнение подростков и YA ценнее. Гордиться ей есть чем - если вы полистаете интернет, то найдёте множество блогов, влогов, книгоблогов, книговлогов или как там ещё это называется, с отзывами (подробными и аргументированными!) именно от такого читателя!
Вообще я очень рекомендую почитать блог и статьи Бовэ - вы очень быстро убедитесь, какие интересные темы она выбирает и как интересно пишет. А я только утвердилась в собственном желании почитать другие её книги. Но вот всё-таки подростковой литературы я опасалась, отправилась в книжный и попросила детских книжек. Продавщица (а в  этом книжном в отделе детской литературы они очень и очень компетентные) выслушала меня, посмотрела с сомнением и сказала, что как хотите конечно, но они по-настоящему детские. (В следующий раз совру, что это не для меня, а для внуков - двойная ложь самоаннулируется, и я буду себя нормально чувствовать.)  Так я ни с чем и ушла, но поняла, что видно от Les petites reines мне никуда не деться - к тому же это самая известная книга Бовэ... И тут я нашла её в аудиозаписи, а поскольку эксперимент с аудиочтением на русском к этому времени уже был успешно завершён, я  решила, что можно и послушать.

На обложке книги нарисован велосипед - и действительно, "petite reine" - так французы называют велосипед. Но множественное число - это не про велосипеды, а про трёх девочек-героинь, хотя велосипед играет очень даже важную роль. Так вот,  начинается рассказ с того, что Мирей (от чьего лица и написана книга) обнаруживает, что она заняла третье место в устраиваемом в фейсбуке одноклассниками по коллежу  конкурсе на лучшую "жирную сардельку" или "толстую уродину", что её крайне расстроило... потому что обычно она занимала в этом конкурсе первое место. Она решает разыскать двух других обошедших её "королев анти-красоты" и так знакомится с Астрид и Хакимой, у которых не такой характер, как у Мирей, и происшедшее они воспринимают как катастрофу. Все девочки очень разные, и по происхождению, и по семейным обстоятельствам, и по характеру, но у каждой есть что-то такое личное, из-за чего им всем необходимо 14 июля быть в Елисейском дворце на президентской гарден-парти. И они решают отправиться и своего Бур-ан-Бресс в Париж, на велосипедах (велосипед - единственно доступный им транспорт, ничего похудательного в этом намерении нет), медиатизировать свою поездку, а деньги на ежедневные расходы зарабатывать, продавая... сардельки. По-французски, boudin означает сардельку, но ещё так (обидно) называют некрасивых и толстых девочек, девушек и женщин. "Конкурс" в коллеже, названеи которого я попыталась передать описательно как "конкурс на лучшую "жирную сардельку" или "толстую уродину"" по-французски называется "concours de boudins".
Вы не поверите, какое удовольствие я получила от книги. Это настоящая книжка с приключениями, сколько ни предполагай, никогда точно не знаешь, что с ними произойдёт и чем всё закончится. Это не "подростковая литература" (с тем не слишком положительным оттенком, который я добавляю этому выражению), хоть в ней поднимается (почти между делом, никогда не в лоб) немало жизненно важных для подростков  вопросов, а просто книга, адресованная подросткам. Написанная таким чудесным языком, с такой изобретательностью и таким превосходным чувством юмора, что я закончив, готова была слушать её с начала (к тому же чтецкое  исполнение Рашель Ардити выше всяких похвал). А если эту книгу читает кто-то, кто учит французский (а это может быть и подросток и взрослый... и я разумеется ставлю тэг "учиться, читать"), он получит немало лингвострановедческой информации. Ой, я вам уже всем завидую!
В общем, я Клемантина Бовэ покорила меня окончательно, я куплю Les petites reines, чтобы иметь дома печатный текст, я прочту её книги для детей, на французском и на английском (да, она пишет на ангилийском - она с семнадцатилетнего возраста живёт в Англии, сейчас преподаёт и занимается научной работой в Кембридже), и буду следить за всеми новыми изданиями.

Книжка переведена на английский под удачным, на мой взгляд, названием Piglettes, на немецкий, под названием Die Königinnen der Würstchen, про которое я, не зная немецкого, ничего сказать не могу, но угадываю в нём "королеву" и "сосиску".

http://fiafia.livejournal.com/575590.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июл 10

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июл 3

1. Э. Веркин. «Через сто лет». Довольно необычная социальная фантастика про школьников далекого постапокалиптического будущего, где в результате эпидемии люди вроде бы как бы выжили, да не до конца. Они похожи на лукьяненковских кваzи: неутомимые, регенерирующие, обладающие сверхъестественной силой — которой с трудом могут управлять, потому им, например, не дается чтение книг: непомерно могучие пальцы все время рвут страницы, — а главное, они не испытывают эмоций и чувств. И от этого склонны к депрессивному окукливанию: если в них гаснет и без того крайне тусклая жизненная искорка, они впадают в кататонический ступор. Глаза подергиваются улиточьей пленкой, тело срастается в единый ком плотной биомассы и всё, обратного ходу нет. Поэтому, чтобы не стать таким комом, надо как-то шевелиться, раскачивать себя — что при отсутствии мотивации дело непростое. Можно хотя бы имитировать чувства (например, любовное томление можно попытаться сгенерить, положив на грудную клетку бетонную плиту). В этих попытках раскрасить блеклое-мертвое фальшивыми красками и проходит повествование — иногда забавное, иногда тягостное и подавляющее, но, безусловно, крайне любопытное.

2. С. Кинг. «Извлечение троих». Продолжаю слушать эпопею «Темная башня». Вторую книгу я довольно хорошо запомнила из детства (хотя, как оказалось, не всю, а только первую ее половину, поэтому с середины книги у меня очень сильно изменился характер восприятия: ностальгическое припоминание уступило место искреннему интересу, что же будет за третьей дверью). Эта книга очень странно и жутко начинается с того, как чудовищные поклецывающие омары отхватывают от главного героя куски — на пустом бескрайнем берегу, далеко от всего живого, — и поэтому внутрь книги падаешь с первой же страницы, минуя обычный степенный вход, — как шагая в реку, где оказывается сразу глубоко. Сюжет же этой части — в том, что Стрелку предстоит вытянуть из нашего мира себе трех компаньонов. Героинщика, безногую чернокожую с адским раздвоением личности — а за третьей дверью окажется история еще посложней, — и и в целом все завертится и правда так, что не оторваться. Дальше, дальше!

3. Л. Мориарти. «Большая маленькая ложь». Это сейчас вроде модно, только не знаю, что моднее, смотреть или читать. Я начала с расхваленного мне кем-то в жж сериала, но выдержать сумела только две серии — уж очень это все было похоже на «Отчаянных домохозяек» (которых я смотрела, но стыдилась, и на этой почве получила в итоге нехилый психоз). Все эти истории про обеспеченных дам с детьми в маленьком городке, их интриги, сплетни и конфликты — как-то слишком карамельно для меня, даже если учесть брызги крови на этой карамельке. Но потом увидела, что книгу то и дело продолжают хвалить, и взялась за «Ложь» с другого края. И не пожалела! Книга лучше! У нее довольно забавная композиция: мы с самого начала знаем, что все закончится смертью, и как бы расследуем, что к этому привело, — не зная при этом не только кто убил — но и кого, собственно, убили. А дополнительную ценность книге придает то, что все эти жизненные истории ложатся в одну большую тему — абьюз; в разных его проявлениях, детских и взрослых, психических и физических. Писать о нем сейчас тоже "модно" — но это тот случай, когда мир действительно, вскрывая и выдавливая гнойники, становится по капельке лучше (уверена, что жертв, которые вовремя увидели или прочли что-то, что наконец раскрыло им глаза и придало силы действовать, намного больше, чем тех, кто, прочтя подобное, сказал: "А что, так можно было?" и превратился из порядочного человека в чудовище).

4. Г. Симсион. «Проект „Рози“». Здесь лирический герой — обладатель синдрома Аспергера. Это расстройство аутического спектра, когда человек в целом способен к общению с другими людьми, но социализация его из-за синдрома принимает весьма вычурные и неуклюжие формы: аспи плохо считывают эмоции, невербальные сообщения, не понимают намеков и не чувствуют негласных социальных норм, и зачастую пытаются компенсировать это усиленной опорой на правила гласные — регламентируя собственную жизнь так, чтобы оказаться в ровной сетке из повторяющихся и последовательных действий, которая создаст ощущение надежности. Таков и наш главный герой. Он встает и ложится строго в одно и то же время, по вторникам ест лобстеров (и остальные дни прописаны с той же тщательностью), следует множеству правил и установлений. Возникшую потребность завести жену он тоже пытается стандартизировать — с помощью многостраничного опросника. Избранная не должна быть вегетарианкой, курить, опаздывать — и так далее, и так далее, — но, конечно, настоящая жизнь очень плохо упихивается во все эти схемы, и начина-а-ается.

5. А. Хэзлетт. «Ты здесь не чужой». Очень странный сборник рассказов. В целом можно сказать, что их объединяет тема психических отклонений, но эти тексты слишком художественны, чтобы выстроиться ровно, скажем, по диагнозам — скорее просто автора интересуют неадекватные люди, и интересуют глубоко и болезненно. Меня тоже.

6. Дж. Нордберг. «Подпольные девочки Кабула». Наконец притомившись художкой (вообще я стараюсь не слишком долго зависать в одном жанре, но выходит по-разному), я обратилась к документальной книге — выросшей из социальной журналистики, причем довольно внезапно. Автор собиралась писать о непростой женской доле афганок, но в первой же семье, куда пришла брать интервью, — при этом в семье достаточно высокого положения, где жена, вопреки всем традициям, работает в министерстве, — в разговорах с детьми обнаружила, что один из ее сыновей на самом деле переодетая дочка. Уточнила у своей интервьюируемой — и та подтвердила: она вынуждена была превратить дочь в сына, чтобы повысить свой статус в обществе, чтобы все разговоры с ней не сводились к жалости — и чтобы дать дочери вдохнуть свободы, которая принадлежит мужчинам, — свободы ходить по улицам, гонять в мячик, говорить с кем угодно, и так далее, и так далее. Эта тема заинтересовала Дженни Нордберг больше, чем ее первоначальная задумка, и она начала исследование этого социального феномена. Сперва поиски были трудны — потому что это практикуется, но, разумеется, скрывается, — а потом стали приносить все больше случаев "превращения", очень разных по мотивации (для одних семей это социальный ритуал, для других — мистический, в Афганистане даже гинекологи верят в то, что родить мальчика поможет поедание горячей пищи, что уж говорить о необразованном большинстве), по возрасту этих девочек (обычно их превращают в мальчиков на время детства, чтобы с пубертатом превратить обратно, но есть и исключения), по результату (одни перекидываются туда и обратно легко и без психических потерь, другие застревают в мужском гендере и испытывают огромные эмоциональные сложности, третьи проносят свою мнимую мужественность через всю жизнь, и это отдельная история и отдельная роль в социуме). Любопытнейшие истории, показывающие целый спектр этого феномена, сопровождаются, само собой, множеством информации о том, как вообще устроена жизнь в Афганистане и особенно в гендерном аспекте: почему рожденный мальчик это счастье, а рожденная дочь — горе? Очень советую всем.

7. Б. Харден. «Побег из лагеря смерти». Мне нравится этот ход: в конце книги «Подпольные девочки Кабула» страниц пятьдесят было уделено знакомству с другими книгами серии: обложка, аннотация и, главное, начало. Среди них была одна про Индию, которой я попробую заняться в следующем месяце, и одна про Северную Корею, которую я схватила тут же. В Северной Корее, гм, неладно обстоят дела; по сей день у них продолжается наш 37-й — железный занавес, репрессии, доносы, лагеря для политзаключенных, — да в отягченной форме. Герой книги — один из немногих, кому удалось сбежать из концлагеря, и единственный из сбежавших — родившийся там же. Когда он сбежал, ему было 23. Сейчас он живет в Америке и пытается содействовать правозащитной организации, но получается это с невеликим успехом, — для организации потому, что Северная Корея не намерена давать чужакам слово и менять свои порядки, для героя потому, что его психика была очень сильно изломана еще на самом старте. Ребенок, который жил, не зная о существовании мира иного, чем лагерь, который был вынужден питаться непереваренными зернами из коровьих лепешек, который взращен в атмосфере всеобщего доносительства и отправил, как было положено, собственную мать и брата на расстрел в надежде получить добавку к скудному пайку, а в итоге был заживо испечен над жаровней… Только чудо помогло ему встретить в лагере двоих добрых людей, начавших раскрывать ему внешний мир хотя бы рассказами о тамошней еде (мало что другое могло ему быть понятно). И другое, очень жестокое чудо помогло ему выбраться на свободу и наконец заговорить — об аде на земле, творящемся прямо сейчас, почти здесь.

8. Э. Фриснер. «Псалмы Ирода». В попытке сбежать от жестокой реальности к выдуманному миру худлита я случайно раскрыла жесть не меньшую — ах, ну кто же так утешается! Это, во-первых, снова оказался постап (меня на него тянет, но мне с ним еще и везет — вот тут я его, например, не предполагала, и — откуда ни возьмись!), во-вторых, это книга, до странного пересекающаяся с «Рассказом служанки» (кстати, писала о нем недавно как о книге, теперь же могу сказать, что вышел сериал, и он очень, очень крут). Обычно, рассказывая о книге, хорошо рассказать главные правила ее мира, не раскрывая последовательности сюжета. Здесь же не хочется говорить даже о принципах мироустройства — потому что главная фишка книги как раз в том, как постепенно они проясняются (окончательно — только к финалу). Динамика раскрытия условий, по которым существует этот мир, — едва ли не главное действующее. И за этим правда очень здорово наблюдать — может быть, как за раскрытием цветка по лепестку, но только очень чудовищного цветка-мясоеда. В общем, раз я ничего толком не могу высказать, кроме восторга, приведу аннотацию, которая ни словом не врет: «После страшной экологической катастрофы на Земле возродилась цивилизация — такая же, как прежде, и в то же время совсем иная. Многие традиции утеряны, многие изменились до неузнаваемости. Общество создано на основе библейских законов — но и Библия дошла до тех времен измененная, в виде устных преданий, главной фигурой которых стал царь Ирод». И тоже о женской доле, искаженной до полной катастрофы. Читаешь про Афганистан и кажется, что хуже не придумаешь. Возьмешь «Псалмы Ирода», и оказывается, что как раз придумать-то можно — куда страшней.

http://users.livejournal.com/yukka-/1013649.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 30

На этот учебный год сезон я отстрелялась:

  и отчиталась:
30829369 768496 25300786 34935150

Ну, отчиталась только на читательском кружке, ясное дело, что чтение продолжается. Но всё равно  - это те самые каникулы, которые всё равно каникулы, даже если все ещё учатся и работают.

http://fiafia.livejournal.com/571561.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 27

не очень люблю читать в электронном виде, но зацепилась за текст, и дочитала целиком.
да, снова Майя Кучерская. сборник небольших рассказов, веселых притч и просто анекдотов о современной правосланой жизни.
Забавные, трогательные штучки. наверное, так и писали бы Ильф и Петров, если бы были православными.  правда жаль. что чувство юмора у Майи не проявляется в других произведениях. кое-где она слишком серьезна, а тут разошлась. расшалилась))
местами напоминает книгу Шевкунова (мне очень понравилось), где-то даже прямо-таки хармс).. особенно  вначале. или тонкая стилизация под "письмо в редакцию" или "из редакции" глянцевого журнала.. "дорогой космо!"..короче, с большим  приветливым приветом,  мрзд))

"Один батюшка ненавидел людей. Произошло это с ним не сразу. Сначала он всех любил. А потом разлюбил. И запрезирал. Кто жил и мыслил, тот не может в душе не презирать людей. Потому что людей было много, и с годами становилось все больше, и они, эти безликие жаркие толпы — во-первых, дышали, во-вторых, толкались, лезли вперед, громыхали банками для святой воды, тыкали ему в лицо вербами, чтобы он получше их окропил, в-третьих, задавали шизофренические вопросы, на исповеди рассказывали про плохих мужей и свекровей, требовали советов, но советов никогда не выполняли, в-четвертых, верили в сглаз, в-пятых, носили причащать дико орущих внуков по совету бабушек-колдуний. И по большим праздникам батюшка даже служить старался с закрытыми глазами. Ему казалось, что вот он откроет глаза — и его ненависть к ним сразу же их испепелит. Но так-то человек он был очень хороший, в кругу друзей и семьи — приветливый, ласковый. Просто раздражительный слегка. А человек отличный. С детьми в воскресной школе делал воздушных змеев"

http://astravika.livejournal.com/317807.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 20

"Илиада" Гомера - это произведение, с которого началась мировая литература, и на котором оно до сих пор стоит, как киты на черепахе - за почти 3000 лет его "килолион" раз перечитывали, переиздавали, переводили, пересказывали, иллюстрировали, экранизировали и пр., и процесс продолжается до сих пор (и не собирается останавливаться).

Однако же сюжет поэмы весьма сжат во времени - мы узнаем всего о нескольких днях из 10-летней истории осады Трои, а единственным важным событием, повлиявшим на ход войны, в нем можно назвать только гибель Гектора. А как же все остальные герои? Что случилось с Ахиллом, Аяксом, Парисом, как греки наконец-таки взяли Трою - чем всё закончилось? Как бы ни было талантливо произведение Гомера, "пипл" всегда жаждет "последнюю главу", которой в данном случае нет. Разнообразного качества "поделки для детей и не очень о мифах Др. Греции" дают ответы скороговоркой и настолько бледно, что даже тень Гомера не мелькает...

Собственно, эти вопросы "стояли ребром" еще перед древними греками. И примерно в III веке уже н.э. один из них, Квинт Смирнский, не выдержал - и написал Епическую поэму "После Гомера", в 14 песнях древним греческим гекзаметром. Вот там-то и "рассказана вся правда про него" - как прибыли под Трою и погибли там Пентесилея и Мемнон, как был убит Ахилл, как умер Аякс, как Одиссей отыскал и привез к ахейцам сына Ахилла Неоптолема и Филоктета (вкупе с волшебным луком и стрелами Геракла), как погиб Парис, как был построен деревянный конь, и как с помощью оного коня данайцы проникли в Трою и устроили там "ночь очень длинных ножей"...

В общем, "раскрыты все темы" - имея перед глазами и "Илиаду", и "Одиссею", Квинт из Смирны начал там, где закончилась первая, и довел до того места, где началась вторая, причем постарался вместить туда всё, что греки к тому времени уже знали о завершающей стадии Троянской войны. Так что нынешние читатели, выросшие на сиквелах, должны оценить такой титанический труд.

Конечно, Квинт - не Гомер, его стих гладок и "журчив", но в нем нет того напора, емкости и "громокипучести", какой потрясает любого читателя "Илиады" в переводе Гнедича. Ну, как говорится, извините, если ждать каждый раз, что следующие "Звездные войны" будут лучше предыдущих, придется вообще ничего не смотреть. Каждому свое - Гомеру лежать черепахою в основании мировой литературы, Квинту Смирнскому - "работать сиквелом"...

http://qebedo.livejournal.com/876016.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 11

экранизация изв. рассказа Мопассана..
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 10

"Политика у шимпанзе. [Власть и секс у приматов]"
"Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?"

После "Политики у шимпанзе" перечитала еще на раз "Истоки морали [В поисках человеческого у приматов]" про бонобо, потому что это правильный порядок написания/чтения.

Базовая методология де Вааля - интеллект м взаимоотношения животных надо изучать в естественной обстановке. Или хотя бы - в максимально приближенной к естественной.
Тов.Павлов с его собаками, закрепленными в станке, - идет лесом.

"Политика у шимпанзе" - это настоящий роман с трагическим концом. Достойный Льва Толстого.
Про борьбу трех "мужиков" за лидерство.
Что и как они делают.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...