Июн 20

"Илиада" Гомера - это произведение, с которого началась мировая литература, и на котором оно до сих пор стоит, как киты на черепахе - за почти 3000 лет его "килолион" раз перечитывали, переиздавали, переводили, пересказывали, иллюстрировали, экранизировали и пр., и процесс продолжается до сих пор (и не собирается останавливаться).

Однако же сюжет поэмы весьма сжат во времени - мы узнаем всего о нескольких днях из 10-летней истории осады Трои, а единственным важным событием, повлиявшим на ход войны, в нем можно назвать только гибель Гектора. А как же все остальные герои? Что случилось с Ахиллом, Аяксом, Парисом, как греки наконец-таки взяли Трою - чем всё закончилось? Как бы ни было талантливо произведение Гомера, "пипл" всегда жаждет "последнюю главу", которой в данном случае нет. Разнообразного качества "поделки для детей и не очень о мифах Др. Греции" дают ответы скороговоркой и настолько бледно, что даже тень Гомера не мелькает...

Собственно, эти вопросы "стояли ребром" еще перед древними греками. И примерно в III веке уже н.э. один из них, Квинт Смирнский, не выдержал - и написал Епическую поэму "После Гомера", в 14 песнях древним греческим гекзаметром. Вот там-то и "рассказана вся правда про него" - как прибыли под Трою и погибли там Пентесилея и Мемнон, как был убит Ахилл, как умер Аякс, как Одиссей отыскал и привез к ахейцам сына Ахилла Неоптолема и Филоктета (вкупе с волшебным луком и стрелами Геракла), как погиб Парис, как был построен деревянный конь, и как с помощью оного коня данайцы проникли в Трою и устроили там "ночь очень длинных ножей"...

В общем, "раскрыты все темы" - имея перед глазами и "Илиаду", и "Одиссею", Квинт из Смирны начал там, где закончилась первая, и довел до того места, где началась вторая, причем постарался вместить туда всё, что греки к тому времени уже знали о завершающей стадии Троянской войны. Так что нынешние читатели, выросшие на сиквелах, должны оценить такой титанический труд.

Конечно, Квинт - не Гомер, его стих гладок и "журчив", но в нем нет того напора, емкости и "громокипучести", какой потрясает любого читателя "Илиады" в переводе Гнедича. Ну, как говорится, извините, если ждать каждый раз, что следующие "Звездные войны" будут лучше предыдущих, придется вообще ничего не смотреть. Каждому свое - Гомеру лежать черепахою в основании мировой литературы, Квинту Смирнскому - "работать сиквелом"...

http://qebedo.livejournal.com/876016.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 11

экранизация изв. рассказа Мопассана..
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 10

"Политика у шимпанзе. [Власть и секс у приматов]"
"Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?"

После "Политики у шимпанзе" перечитала еще на раз "Истоки морали [В поисках человеческого у приматов]" про бонобо, потому что это правильный порядок написания/чтения.

Базовая методология де Вааля - интеллект м взаимоотношения животных надо изучать в естественной обстановке. Или хотя бы - в максимально приближенной к естественной.
Тов.Павлов с его собаками, закрепленными в станке, - идет лесом.

"Политика у шимпанзе" - это настоящий роман с трагическим концом. Достойный Льва Толстого.
Про борьбу трех "мужиков" за лидерство.
Что и как они делают.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Июн 6

Любой профессиональный ученый хотя бы втайне мечтает о славе и признании. Самый простой путь для этого – написать книгу, которая стала бы популярной не только в узком кругу коллег-специалистов, но и у «самого широкого» читателя. Проблема, как всегда, в том, чтобы суметь ее написать…

Херрин Дж. Византия. Удивительная жизнь средневековой империи. М., 2017.

Профессор Лондонского королевского колледжа Джудит Херрин в предисловии к своей книге рассказала об истории ее возникновения. По ее уверению, всё началось с того, что в 2002 году в ее кабинет постучались двое строительных рабочих, проводивших в здании ремонт – их привлекла надпись на табличке «Профессор византийской истории». Они смутно помнили, что Византия – это «что-то, связанное с Турцией». И у них возник вопрос: для чего нужно изучать историю этого государства? Херрин попыталась им ответить, совместив форматы «История для чайников за 10 минут» и «Почему мне это интересно». Рабочие остались довольны и на прощание посоветовали ей написать «книгу для нас» обо всем этом…

Как говорят итальянцы, даже если это неправда, то хорошо придумано. А главное, объясняет странную (в смысле, непривычную) структуру книги. Автор на самом деле пытается объяснить «максимально простыми словами» (но всё-таки не уличным жаргоном и не сленгом «Эм-Ти-Ви»), чем уникальна Византия и ее история, и что может современный человек найти интересного, ежели начнет их изучать. При этом избежать привычных шаблонов «рассказок о Византии», повествующих о калейдоскопе сменяющих друг друга императоров с императрицами, походах, сражениях, завоеваниях и прочих катаклизмах.

Для этого «госпожа профессор» использовала довольно оригинальный метод – рассказывая вроде бы о какой-то конкретной эпохе, она связывает ее с одной из ярких и необычных сторон византийской жизни, а также с каким-то «наглядным пособием». Например, повествуя о возникновении самой империи, Херрин рассказывает о застройке Константинополя; повествуя о правлении Юстиниана – о базилике в Равенне и о константинопольском ипподроме; объясняя особенности греческого православия и касаясь первых вселенских соборов – о храме св. Софии; о правлении Алексея Комнена – с помощью разговора об «Алексиаде», написанной его дочерью. И т.д., и т.п. – своего рода гибрид хрестоматии, путеводителя и краткого исторического очерка.

Окончание тут.

http://qebedo.livejournal.com/860062.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 25

Дебютный роман Ричарда Лаймона «Подвал», вышедший в далеком 1980 году – книга, прямо скажем, не высоких художественных достоинств. Говоря откровенно, книжка очень глупая. Прям вот очень-очень. Но, как ни странно, в хорошем смысле. 🙂 Эдак, в духе дебильных слэшеров типа «Пятницы 13-ое», которыми столь славилось то десятилетие. Весьма короткая и насыщенная действием, к тому же – так что от глупостей не успеваешь особенно устать. В дальнейшем Лаймон изрядно возмужал как писатель и отточил свои навыки, но эта его работа сырая и зияющая дырами аки сабжевый подвал под старым домом.

Ну а так – да, фирменный стиль автора уже заметен. Несколько параллельных сюжетных линий. Крайне простой, но затягивающий стиль повествования. Много изощренных убийств ни в чем не повинных граждан и много секса, в т.ч. довольно извращенного. Включая также неоднократные изнасилования ряда персонажей, в т.ч. малолетних, различными монстрами – человекоподобными и не очень. Собственно, этот роман лежал у истоков направления «сплаттерпанк», одним из отцов которого Лаймон являлся.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 21

Прочитал "Сказание о Доме Вольфингов" Уильяма Морриса. Реклама (насколько я вообще прислушиваюсь к рекламам) строилась так - "любимый писатель Толкина, с романов которого списывалось Средиземье"... Ну, "в жизни", понятное дело, "оказалось всё немного не такЪ". (И да, в сборнике три романа, но я прочитал пока только первый, а пишу, чтобы не забыть, ибо "мыслей много",)

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 16
Сочинения о бароне Мюнхгаузене так популярны в России, скорее всего, потому, что именно тут, у нас, происходили самые известные его приключение – полет на ядре, рассечение лошади пополам, вытаскивание за волосы из болота и пр. Россия же, как известно, родина слонов, и мы любим попадать в центр внимания – пусть и как место, где взбесившиеся шубы кидаются на людей…
А ведь многие из читателей (присутствующие образованные и культурные люди, естественно, не в счет!) и не догадываются, что реальный Карл Фридрих Иероним[ус] фон Мюнхгаузен многие годы провел в России – в 1737 году 17-летний дворянин из Ганновера приехал, чтобы стать пажом у герцога Антона Ульриха Брауншвейгского, супруга наследницы престола Анны Леопольдовны, и оставался тут до 1752 года, дослужившись до ротмистра в кирасирском полку и даже женившись тут на остзейской дворянке Якобине фон Дунтен. Когда же семейные дела заставили его вернуться в Германию сперва в длительный отпуск, а затем и навсегда, барон (строго говоря, предки его этого титула не получали, но современники называли так его и всех Мюнхгаузенов в знак уважения к древности их рода) прославился своими историями о России же – о бескрайних заснеженных просторах, опасных зверях и странных людях, живущих тут.

Всё это, как и многое другое, описывается в сочинении Сергея Макеева из популярной серии ЖЗЛ. Написанная не без огрехов (хотя, возможно, «столица Швеции Копенгаген» – это такое сознательное высовывание языка автором в память о своем легендарном герое, «фига в кармане»), книга смогла добиться главного – не превратиться в унылое повествование о «родился, женился, умер». Макеев весьма живо описывает ганноверское дворянство и провинциальный Боденвердер, нюансы «большой российской политики» и печальную судьбу Брауншвейгской династии, быт и нравы университетского Гёттингена и пр. А также уделяет много места и биографиям «соавторов» Мюнхгаузена – Рудольфу Распе и Готфриду Бюргеру, обработавшим и «досочинившим» истории барона и выпустившим книги о нем, соответственно, на английском и немецком языках.

Окончание тут.

http://qebedo.livejournal.com/836732.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 15

Читала вчера книжку победителя одной из "Битв экстрасенсов" (ну, есть у меня такая слабость, эта чудесная передача, guilty pleasure).

Очень много многоточий, красивостей, притч - и на этом абзаце я начинаю буквально рыдать в голос (пунктуация афторская):

Самая распространенная ошибка многих на данный момент, к моему глубочайшему сожалению, это то, что мы боимся любить… Мы раз обожглись о любовь и больше не хотим наступать на те же грабли… Но теперь-то мы с вами понимаем, что сами виноваты - сами притянули себе такой опыт, сами не подкидывали безусловных дров в костер любви… Любой огонь требует дровишек. И он часто начинается с пары палок…

А как хотел человек красиво написать, а.

http://eto-yana.livejournal.com/769406.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 13

"Не любите вы читать и не цените книги. Настоящие любители не только читают и перечитывают по многу раз, но и даже предпочитают определенное издание. Потрепанное, с рассыпающимися листочками. Потому что это привычка жевать глазами именно такой текст именно в таком формате. И получать от этого удовольствие. Видите ли, прочитать и понять смысл - ну, это не совсем чтение. Так можно мануалы читать. Настоящая художественная литература сопереживание вызывает, эмоции. И они, как ни странно, привязываются к определенной книге, вот к этой, зеленой, набранной шрифтом Линотип. И открывая именно ее, ты снова испытываешь те же эмоции. Которых не испытываешь, читая электронную книгу. Рефлекс, знаете ли."

Хочется выразиться трёхэтажно, но боюсь оскорбить чуЙства-с верующих...

Дэбилы, блять. Фетишисты.

http://lilmy.livejournal.com/513214.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Май 11

По совету сразу нескольких трудящихся прочитала Гайто Газданова, а именно сабж. Написано хорошо, читается легко и не без интереса. Но большого восторга не вызывает -- мешает ощущение вторичности: этакая прививка Пруста на древо поздней русской классики типа Бунина. Очень хороши многие куски, где описываются другие люди. Что же касается самокопания лирического героя (которое занимает бОльшую часть текста), то... ну-у... видали мы самокопания и получше написанные. В общем, хорошая добротная проза, но не шедевр. Впрочем, я, как обычно, схватила первую попавшуюся книгу, а она, насколько я понимаю, оказалась первым произведением автора, так что, может быть, в более поздних вторичности меньше.

http://ntsil.livejournal.com/382697.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...