Авг 8

Сегодня были очередная встреча в нашей читательском обществе. Тема - о еде на литературных страницах. Было очень интересно, но я о себе. Выбрала фрагмент из "Шоколада" Джоанн Харрис:
"В обед в шоколадную заходит ещё одна посетительница. На ней бесформенное мужское пальто, но я всё равно мгновенно признала её. Умное морщинистое лицо под чёрной соломенной шляпой, длинная чёрная юбка, из-под которой выглядывают тяжёлые башмаки.
— Мадам Вуазен! Пришли, как и обещали? Позвольте, я налью вам что-нибудь. — Блестящие глаза внимательно рассматривают шоколадную, замечают каждую деталь. Она останавливает взгляд на меню, написанном Анук:
ГОРЯЧИЙ ШОКОЛАД — 10 франков
ШОКОЛАД-ЭСПРЕССО — 15 франков
ШОКОЛАДНЫЙ КАПУЧИНО — 12 франков
КОФЕЙНЫЙ ШОКОЛАД — 12 франков
Старушка одобрительно кивнула.
— Сто лет ничего подобного не видела. Уже и забыла, что существуют такие заведения. — Голос у неё звучный, движения энергичные, что никак не вяжется с её возрастом. Губы насмешливо изогнуты, как у моей матери. — Когда-то я любила шоколад, — признается она.
Пока я наливала для неё в высокий бокал кофейный шоколад и добавляла в пену кофейный ликёр «Калуа», она подозрительно разглядывала табуреты у прилавка.
— Надеюсь, ты не заставишь меня лезть на этот стул?
Я рассмеялась.
— Если бы я знала, что вы придёте, заранее приготовила бы лестницу. Подождите минутку.
Я вытащила из кухни старое оранжевое кресло Пуату.
— Попробуйте-ка сюда.
Арманда тяжело опустилась в кресло и взяла в обе руки свой бокал. Глаза у неё горят нетерпением и восторгом, как у ребёнка.
— Мммм. — Это больше, чем восхищение. Почти благоговение. — Мммммм. — Она закрыла глаза, смакуя на языке напиток. Я едва ли не со страхом созерцала её блаженство. — Настоящий шоколад, да? — Она помолчала, испытующе глядя на меня блестящими глазами из-под полуопущенных век. — Сливки, корица, наверно, и… что ещё? «Тиа Мария»?
— Почти угадали.
— Запретный плод всегда сладок, — сказала Арманда, с удовлетворением вытирая со рта пену. — Но это… — она опять с жадностью глотнула из бокала, — ничего вкуснее не пробовала, даже в детстве. Держу пари, здесь тысяч десять калорий, а то и больше.
— Почему вы думаете, что вам это повредит? — полюбопытствовала я. Маленькая и круглая, как куропатка, она, в отличие от своей дочери, не производила впечатления женщины, страдающей от несовершенства своей фигуры.
— О, это врачи так думают, — небрежно отпустила Арманда"

Если заменить "шоколад" словами "кофе с молоком", то это будет почти обо мне)

https://47olya.livejournal.com/434288.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 30

7 марта были чтения «Бывают в жизни чудеса». Сначала хотели «Чудеса, сделанные руками», но так как кроме Левши и Данилы-мастера ничего больше не припомнилось, то решили просто о чудесном кто как понимает: рукотворные и не только.
Книг было немного, но получилось очень характерно. Начала чтение я с эпизодом из Умберто Эко «Имя розы», в котором главный герой попал в скрипторий и увидел впервые писцов и библиотеку знаменитого монастыря.
Потом Татьяна прочитала «Волшебный шкаф» Кира Булычова. В этом фантастическом рассказе обычный с виду шкаф был способен менять одежду в зависимости от желания хозяйки. Например, старое распоротое платье превратить в новое вечернее.
А Елена чудесное увидела в стихах Юлии Друниной о любви: «Весенний. Люди дрожат от стужи…», «Ко всему привыкают люди», «Русский вечер», «Как объяснить слепому». Эти стихи о любви.
Потом Наталья прочитала о «своем» чудесном: сказка «Колокол» из сборника китайских сказок «Свадьба дракона». В этой сказке говорится про самоотверженную дочь мастера колоколов.
"По старинному обычаю, старый мастер первым ударил в колокол, и сладкозвучный голос его наполнил все сердца радостью и покоем.
В этом проникновенном звуке Чэнь слышал голос любимой дочери, отдавшей свою жизнь за землю, на которой она родилась и которую любила больше себя.
Проходили дни. Прекрасный город Пекин был уже построен. И вдруг однажды на рассвете все услышали громкие звуки набата. Это гудел колокол. Никто не ударял в него, но голос колокола достигал границ Китая на севере и юге, западе и востоке. И сердца людей, услышавших этот голос, становились мужественными и отважными. Руки мужчин тянулись к оружию, подростки обретали храбрость зрелых мужчин, мужчины становились мудрыми, как старцы.
Когда враг под звуки набата ворвался в Китай, навстречу ему поднялся весь народ. И воины-китайцы не знали в бою ни усталости, ни страха, потому что они слышали гневные звуки набата. И в набате том звучал призывный голос девушки Сяо Лин.
Чужеземцы были разбиты. Тела их заросли жгучей крапивой, а имена стерлись из людской памяти.
Пусть никто из вас не подумает, что это сказка. Нет! Так было и так будет: в сердце народа всегда звучит голос тех, кто умер за счастье родной земли."

Потом слово взяла Ирина, и вот тут она рассказала, откуда у нее родилась такая тема. Ей хотелось рассказать о фотоальбоме, посвященном работам Марии Давыдовны Краснобородкиной. Жила такая мастерица в Новотроицке, прожила долгую, трудную жизнь, а в преклонном возрасте увлеклась рукоделием и стала настоящим художником.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Фев 25

После новогодних каникул участники движения собрались в школе 13 по приглашению Ирины Александровны, библиотекаря этой школы. Я вот уже второй месяц испытывают чувство благодарности к директору школы, которая сразу согласилась на громкие чтения в библиотеке ее школы по вечерам. Там очень удобно и уютно.
А 10 января, в первые чтения в этом году, мы подбирали книги на свой вкус, которые произвели наибольшее впечатление за прошлый год. Называлась встреча «Книжное открытие – 2017». В книжные открытия попали, конечно, в основном те, что были прочитаны в последние месяцы перед встречей. Для меня такой стал роман Мо Яня «Большая грудь, широкий зад». Долго я его читала, еле-еле осилила… Но впечатление Мо Янь сильное производит. По возможности и с другими его книгами познакомлюсь. Отрывок я подобрала не про главных героев, а скорее, передающий обстановку, в которой идет действие книги. Слушатели хохотали, хотя, если представить это все, то кошмар.
Елена В. предложила для знакомства «Историю старой квартиры» Александры Литвиной и художницы Анны Десницкой. Иллюстрации здесь не менее важны, чем текст. Потому что книга описывает для детей повседневность советских людей.
А вот Ирина Александровна захотела напомнить Диккенса. «Большие надежды». Отрывок, в котором сбежавший разбойник натыкается на главного героя - малыша на кладбище, куда тот ходить плакать по маме. И грустно, и смешно…
А уж как и жутко, и с юмором у Платонова! «Впрок»: про то, как один крестьянин лошадей голодом морил, чтобы страховку получить. Ох, и страшно люди жили…
А с другой стороны, вот антиутопия Глуховского «Метро 2035». Будущее – а тоже невесело…
В сравнении с такими сюжетами темы книг Янагихары «Маленькая жизнь» и Гавальды «Утешительная партия игры в петанк» кажутся бытовыми, хотя там тоже проблемы: одиночество женщины у Гавальды, и жизнь геев у Янагихары. И тоже, в общем-то, грустно…
Были и стихи: Тарковского и современного автора про Артюра Рембо. Была фантастика – новая книга Марины Тараненко «Хироманты. Знак звезды». В общем, выбор хороший…

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...