Июн 11

Уж казалось бы, всё прочла у любимой с детства Кристине Нёстлингер -- всё, доступное по-русски, и осталось только, не дожидаясь милости от издательских домов, взяться за немецкий, чтобы познакомиться с непереведённым в оригинале. И вдруг иду мимо букинистического магазина. Ну, не совсем мимо.

Сатира для детей -- жанр опасный и не всегда благодарный. Я почти уверена, что, попадись мне "Небывалая игра" в школьные годы чудесные, я ничего саркастического, острого в известном смысле там и не ощутила. Придумали ребята из колонии Макаренко горлёт, придумал лорд Дансейни собственную разновидность шахмат, где у чёрных привычная шахматная армия, а у белых четыре ряда пешек -- почему бы населению сонной альпийской деревеньки Верхний Дуйберг не создать свою игру? Тем более, что в долине который год не выпадает снег, и на приток туристов-лыжников, от которых деревенька пропитание имеет, увы, рассчитывать не приходится. Правила у игры забавные, играющие -- прямо кунсткамера необычных характеров, а уж скандалы-интриги-расследования не замедлят появиться. То есть это толковая и увлекательная книга. Не сомневаюсь, после прочтения по крайней мере некоторые дети пытались играть в дуйбол.

Зато взрослым будет над чем и поулыбаться, и посмеяться, впрочем, не всегда весело.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Окт 2

Мосес (Моисей) из Мардина (в Европе был известен под латинизированным прозвищем Moses Mardenus) – сиро – православный (яковитский) священник, впоследствии епископ, первый в Европе преподаватель классического сирийского языка, сыгравший выдающуюся роль в деле издания печатной Библии на сирийском.

Биография.

Мосес родился в деревне Калук (Qaluq), располагавшейся недалеко от города Мардин в области Тур Абдин, в семье священника Исхака. В письменных источниках впервые упоминается в 1549 как посланник в Риме яковитского антиохийского патриарха Игнатиуса Абдуллы Стефана, направленный с целью найти возможность напечатать Новый Завет на сирийском. Также он прощупывал почву для прибытия в Рим самого патриарха с целью заключения соглашения об унии между Яковитской и Католическими Церквями.

В Риме Мосес остановился в монастыре св. Стефана Абиссинцев (St Stephen of the Abyssinians), где папский секретарь Иоханнес Поткен (Johannes Potken) напечатал первую книгу на эфиопском богослужебном языке геэз Psalterium David et Cantica aliqu. В этом монастыре Мосес с помощью кардиналов Марчелло Кервини (Marcello Cervini), Реджинальда Пола (Reginald Pole) и Жана дю Bellay напечатал первый манускрипт на классическом сирийском. Однако изданный манускрипт был дефектным, так как работники типографии не владели сирийским и не понимали написанное.

В 1550 Мосес совершил путешествие в Венецию для встречи с Гийомом Пастелем (Guillaume Postel, французский лингвист, астроном, каббалист и религиозный универсалист) и обсуждения вопроса издания сироязычного Нового Завета. Но Постель, несмотря над тем что работал над чем-то подобным с 1537 года, не смог ему помочь так как у него не было типографского шрифта для печати на сирийском.

В 1552 году Мосес вернулся в Рим, где, среди прочих, обучал сирийскому Андреаса Масиуса (Andreas Masius, голландский католический священник, гуманист и один из первых европейских сирологов) и Иоганна Альбрехта Видманнстеттера (Johann Albrecht Widmannstetter, германский дипломат, филолог гуманист, переписывавшийся с Коперником, считается одним из родоначальников европейского востоковедения). По совету Масиуса он в компании возвращавшегося в Англию кардинала Пола (Pole) совершил путешествие из Рима в Аугсбург для встречи с Иоганном Якобом Фуггером (Johann Jacob Fugger). Будучи в Диллингене, Мосес встретился с Иоганном Альбрехтом Видманнстеттером. С Видманнстеттером Мосес посетил Вену, и там они убедили  императора Священной Римской империи Фердинанда I спонсировать проект. В конце концов, в 1555 году было напечатано 1000 копий Нового Завета на сирийском. Мосес получил половину тиража для распространения у себя на родине, на Востоке.

Мосес оставался в Европе до 1562 года, а потом вернулся на Восток, предварительно реализовав принадлежавшие ему 250 копий (из 500) печатной сирийской Библии на европейских рынках. В 1578 он упоминается уже как епископ, прибывший в Рим вместе со смещённым патриархом Игнатиусом Немет Алохо I, тем самым, который принимал деятельное участие в разработке григорианского календаря. В 1581 году Мосес назначен профессором классического сирийского в «Колледже Неофитов» ( Collegio dei Neofiti)

Умер в 1592 году.

Перевод статьи из википедии:

https://en.wikipedia.org/wiki/Moses_of_Mardin

https://de.wikipedia.org/wiki/Moses_von_Mardin

Раритетную книгу 1555 года в формате pdf можно скачать здесь:

https://www.wdl.org/en/item/9917/

https://serg-slavorum.livejournal.com/2514287.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Апр 5

В пяти шагах от королевского дворца находится национальная библиотека Австрии. Конечно, я не могла пройти мимо! Библиотека поражает воображение огромными залами, расписными потолками и высоченными книжными шкафами.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Ноя 13

Горы имеют глаза и уши. Это все знают.


Ulrich von Pottenstein: Cyrillusfabeln. BSB Cgm 254, [S.l.] Bayern, 1430. The hills have ears. via

На иллюстрации человеческое ухо, произрастающее на холме, жалуется, что природа не дала ему такой защиты, какой дала глазу в виде брови. Это картинка к уже упоминавшемуся сочинению Ульриха фон Поттенштайна "Зерцало Мудрости", к началу главы 25 книги 1, позднесредневековому сочинению, соединяющему сведения из традиционных бестиариев с баснями в поучающих рассказах о различных животных и не только животных.

Книга Spiegel der Weisheit / Зерцало Мудрости написана примерно в 1430 году на немецком языке, происходит из Австрии. Это перевод на немецкий язык собрания апологов блаженного Кирилла епископа, так называемых Cyrillus Fables, сделанный Ульрихом фон Поттенштайном.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Авг 13

"Отменно длинный, длинный, длинный"...
Всё по канону.

Это я, наконец, добралась до "Бабьего лета" Адальберта Штифтера. В своё время Штифтера вообще и "Бабье лето" в частности мне очень рекомендовал Александр Викторович Михайлов. Но тогда либо перевода еще не было, либо он мне никак не шёл в руки: в магазинах книга штабелями не выкладывалась, в цифровом виде в сети довольно долгое время не присутствовала.
Теперь вот скачала на читалку и насладилась.

Людям, которым "Годы учения Вильгельма Мейстера" Гёте или "Новая Элоиза" Руссо кажутся невыносимо скучным чтением, в "Бабье лето" лучше и не заглядывать. По сравнению с романом Штифтера "Годы учения" - остросюжетный триллер, а "Новая Элоиза" - крутая мелодрама с богатой пищей для ума психоаналитика (кроме, разве что, очень затянутого финала, где недоутонувшая героиня, перед  тем, как умереть, произносит нравоучительные монологи на десятки страниц).

В "Бабьем лете" почти нет собственно сюжета и вообще отсутствуют конфликты (о единственном конфликте, имевшем место в прошлом, рассказывает под занавес один из главных героев, барон фон Ризах). Время течёт меееедленно, действующие лица никуда не торопятся - между первой встречей юного героя с его будущей суженой и их объяснением в любви проходит несколько лет, а между их обручением и вожделенным браком - два с лишним года (не потому, что кто-то из родных против союза, а просто папенька героя решил, что сыну, прежде чем жениться, нужно поездить по Европе и познакомиться с разными странами и крупнейшими городами - вот он и поехал в познавательный тур)... Все действующие лица невероятно порядочные, благовоспитанные, скромные, донельзя учтивые: так, юноша, от лица которого ведётся повествование, лишь случайно узнаёт имя своего старшего друга и гостеприимца, но сам не интересуется такими мелочами, да и своего имени не открывает, раз его об этом не спрашивают (опять же, лишь в конце читатель понимает, что героя зовут Генрихом). Дети, даже взрослые, неукоснительно слушаются родителей и всегда заняты чем-то полезным и толковым. Настроение их колеблется от прекрасного до умеренно задумчивого. Никаких трагедий и драм, никаких потаённых страстей и запретных желаний. Дамы и девушки (да, в общем, и юноша тоже) настолько целомудренны, что производят впечатление бесполых и бесплотных.

Тем не менее, я читала огромный роман (в моей читалке - более 1550 страниц) с большим интересом, и теперь жалею, что он кончился. Кончился, как водится, свадьбой, но не в ней суть.

А.В.Михайлов  был прав: этот роман может расцениваться как квинэссенция австрийского духа и австрийского миросозерцания. Ощущения филистерской узости не возникает потому, что тут есть и сердечность, и деликатность, и теплота к людям (отрицательных персонажей нет совсем!), а вся человеческая история неспешно разворачивается на фоне грандиозной природы Альп, неоднократной эпической смены времён года, вечных ценностей в виде архитектуры, предметов искусства и произведений литературы (герои много читают).

Есть в этом нечто, близкое Гайдну, особенно его поздним ораториям, из которых так же старательно изгнано всё тёмное, мрачное, драматичное, двусмысленное, и в которых грандиозность картины мироздания непринужденно сочетается с любовной выписанностью мелких деталей.

В общем, для душ, страждущих от дисгармонии и желающих бальзама

http://cleofide.livejournal.com/848242.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...