Май 4

Д
Дайд (Бернар) – житель Кабардес
Дайд (Пьер) – кузен Бернара, житель Прадель и Отпуля.
Дельпеш (Гийом) - Старший Сын епископа Тулузен.
Дем (Гийом де) – рыцарь из Монжискара, муж Диас
Дем (Диас де) – дама из Тулузен.
Джованни де Луджио – итальянский катарский теолог.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Апр 27

СПИСОК ИМЕН

Этот список содержит следующие имена: известных исторических персонажей, лиц, дающих показания, лиц, упомянутых в этой книге как минимум дважды, а также всех упомянутых здесь Совершенных мужчин и женщин.

А
Абит (Жирод) - катарский диакон Рабастен, затем епископ Каркассес.
Агюйе (Раймон) – катарский епископ Разес.
Азема (Жирод) – Совершенный из Пюилорана.
Азема (Раймон) – рыцарь из Лантарес.
Айкарт (Арнод) – сержант из Монсегюра.
Аймерик (Гийом) – брат Оренжа.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 31

Кастеллянка и пастушка

Гильельма Маури, двадцати лет или может чуть больше от роду, в удушающей августовской жаре, попала на эту пропащую низину, затерянную между другими землями, по другую сторону Гаронны, у самых границ Гаскони. Гильельма, совсем одна на этих дорогах, на пыльных трактах, среди сжатых полей, среди лугов, где животные бегут от жары и спят, распластавшись, в рощах. Гильельма одна спешит в звенящей жаре, Гильельма, которая идет навстречу судьбе и пытается сделать невозможное – защитить Старшего. Гильельма, которая идет под палящим солнцем по дорогам Бёпуй. И там, в этом ярком летнем свете, видит ли она, как за горизонтом из-за холмов, вырисовывающихся перед ней, выглядывает пеш, пуй[1] - круглый холм с мягкими очертаниями, на котором возвышается колокольня, деревня и укрепления, место, где она достигнет апогея своего пути?
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 15

Последнее слово Белибаста

Гийом Белибаст имеет очень дурную репутацию в современной литературе. Прежде всего, в нем видят Совершенного-неудачника, и даже развратника, не способного соблюдать обет целомудрия. Более того, со всей суровостью напоминают также, что он – всего лишь необразованный крестьянин, сделавший карьеру Совершенного случайно и без особого призвания, чтобы скрыться в катарском подполье от светского правосудия за убийство пастуха. Будучи Совершенным удачи и неудачи, плохо образованным и подготовленным, плохо справлявшимся с искушениями этого мира, Белибаст понемногу всем этим был, что, впрочем, не помешало ему даже вот таким образом привлечь к себе определенные симпатии[1]. Однако он, по крайней мере, не остановился там, где другие отступали: он достиг счастливого конца, вступив на костер, которого вполне мог бы избежать, отрекшись: Жак Фурнье несомненно был бы счастлив предложить своей пастве в 1321 году поучительный спектакль торжественного отречения в Памье последнего катарского Совершенного. Однако он передал Белибаста инквизитору Каркассона, скорее всего, Жану де Бону. Тот, в свою очередь, передал его в руки светской власти, а именно его светскому сеньору архиепископу Нарбоннскому, который без особого шума сжег его в Виллеруж-Терменез, где уже не надо было показывать поучительных примеров[2].
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Мар 3

25
СЛОВА ЕРЕТИКОВ

У очага Монтоливы

Однажды прекрасным летним утром две молодые женщины и юноша двадцати лет весело шагали по дороге, соединявшей Арк и Лиму. Молодые женщины были соседками, а их мужья – овцеводами. У одной из них, Сибиллы Пейре, было уже много детей, а Маркезия Ботоль совсем недавно вышла замуж. Их сопровождал брат последней, Гийом Эсканье. Они попросили его об этом, поскольку дороги в эти первые годы столетия были не очень безопасны. На самом деле, они решили между собой приготовить прекрасный рыбный паштет для Пьера Отье, Доброго Человека, который, по причине своих обетов, не мог есть мяса и должен был довольствоваться рыбой, когда не постился один день из двух на хлебе и воде. И этот паштет они несли ему в Лиму, где он в то время находился, под сенью большого и красивого дома Мартина и Монтоливы Франсе, верных друзей Добрых Христиан.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Фев 24

Виноградник Филиппы

Большая книга приговоров Бернарда Ги содержит имена двадцати пяти верующих, сожженных за рецидив или за отказ отречься, в Тулузе, между 1308 и 1321 годами. Приговоры 1322-1323 гг. касаются уже только вальденсов и бегинов. Поскольку не сохранилось приговоров ни Жоффре д'Абли, ни его непосредственных преемников, можно предположить, сравнивая информацию из разных источников, что количество сожженных как минимум в Каркассоне тоже должно было возрасти. Одной из самых первых жертв, вписанных в книгу Бернарда Ги, была Филиппа из Тунис, которую мы уже знаем.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Янв 12

Церковь без епископа

Пьер Отье был именитым человеком, нотариусом, из семьи нотариусов города Акс-ле-Терм, которая уже дала катаризму одного или двух Совершенных в XIII веке. В последние годы этого столетия он сделал блестящую карьеру, работая для графа де Фуа и наиболее крупных местных сеньоров, и жизнь его складывалась удачно: у него была жена, которая родила ему семерых детей, возлюбленная и двое внебрачных детей. Один из его братьев, Гийом, был нотариусом, как и он, а все их братья и сестры были замужем или женаты на представителях семей судейских в Сабартес.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Янв 10

22
Последняя Церковь

От тулузских кварталов и острова рабочих Тунис до пиренейских пастбищ. От карнавалов Лиму до полей Керси. От Лаурагэ до Акс-ле-Терм, от Рабастена до Монтайю – такова была эта последняя катарская Церковь, практически без Совершенных Женщин[1], без епископа, без открытого религиозного дома, зато без территориальных ограничений. Первое десятилетие XIV века там действовала маленькая группа Совершенных, решившаяся на безумную евангельскую реконкисту практически по всей бывшей территории пяти окситанских катарских епископств.

Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Дек 30

Счастливый конец старой Раймонды

10 апреля 1274 года Фабрисса Видаль в третий раз предстала перед инквизиторами, признала, что она не все сказала и исправила свои предыдущие заявления. На самом деле, она оказалась замешана в ересь в намного большей степени. В этот третий раз она заговорила о Добрых Людях. Разумеется, что она смогла их наконец встретить через посредничество Понса и Жорданы де Гомервилль.
«Когда я впервые увидела еретиков, это было в квартале Сен-Этьен, за воротами, в доме Бернара Фора (или кузнеца) из Сен-Ромен, и его жены Эксклармонды, где они тогда жили. Это были Совершенные Гийом Прунель и Бернар Тильоль, из Рокевидаля. Я им привела свою мать Раймонду, поскольку она того желала, и тогда все мы, Понс и Жордана де Гомервилль, Эксклармонда, жена Бернара, моя мать и я выслушали проповедь; но только моя мать поклонилась им и встала перед ними на колени.»
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Дек 20

Жены плотников

Холмы Каркассес и поля Альбижуа, улицы Тулузы, дома ремесленников, жилища последних верных аристократов, и даже своды церквей стали плохим убежищем для подпольных Совершенных, приходивших из Ломбардии, их непримиримых проповедей против господства клириков и французов. В 1274 году Тулуза была уже полностью французской. Жанна, последняя наследница графов Тулузских, вышла замуж за французского принца, Альфонса де Пуатье, и умерла вскоре вслед за своим супругом, не оставив наследника. Положения злосчастного трактата 1229 года, который Раймон VII подписал под давлением Бланши Кастильской и папского легата, возымели полные и окончательные последствия: графство Тулузское становилось частью французской Короны, и в нем тут же укоренились королевские администраторы.
Read More

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...