Авг 24

Сразу из двух книжек:
Бураном звали подполковничью собаку, и была она необыкновенного ума и повышенной лохматости. Никоненко был уверен, что его Буран — нечто среднее между академиком и профессором и на порядок выше доктора наук. В молодости Буран научился пить кофе — вылизывал его из чашки вместе с гущей — и открывать двери: ставил лапу, наваливался тушей и входил в любую дверь. Подполковник мечтал научить его курить сигары, чтобы коротать с ним перед камином зимние вечера.

На крыльце что-то с грохотом упало, покатилось, потом мерно и сильно застучало — кто-то ломился в дом. Игорь поднялся из-за стола и распахнул дверь.

— Заходи быстрее, — велел он, — и не смей на меня отряхиваться!

Буран влетел в дом, покрутил медвежьей башкой, глупо ухмыльнулся, расставил лапы и в ту же секунду бодро обдал Игоря с ног до головы ледяной водой.

— Я же тебя просил!..

Ритуал повторялся изо дня в день с небольшими изменениями. Летом и всегда, когда было сухо и нечего отряхивать, Буран лизал ему физиономию.

— Шляешься черт знает где, а мне потом за тобой полы мыть! — сказал Игорь сердито. — А у меня, между прочим, работа! И я, между прочим, опаздываю!

Буран еще раз встряхнулся и повернулся к хозяину мокрой задницей, демонстрируя полное презрение к таким мелочам жизни, как работа.

— Не смей морду воротить, когда я с тобой разговариваю! Кто вчера на соседский участок метро прорыл?! Кто у ВерИванны всех курей на деревья загнал?!

Буран делал вид, что не понимает, о чем речь, — уши развесил в стороны, вывалил язык и умильно косился на стол, где лежали остатки сыра.

Это было очень непедагогично и вообще вредно для собаки, но Игорь сыр ему скормил.

— Ну и все! И хватит! Сейчас завтракать будешь!

Буран жил в будке, по размеру напоминавшей небольшой коровник, но утром и вечером Игорь непременно запускал его в дом, хотя это тоже было непедагогично и вредно для собаки, и мать очень ругалась, когда обнаруживала на диванной обивке лохмотья Бурановой шерсти. Но приходила она редко, и, как правило, к ее приходу Игорь успевал ликвидировать все следы пребывания Бурана в хозяйских покоях.

Игорь сунул в холодильник молоко. Оставшийся кусок сыра был маленький и какой-то невразумительный. Отдать, что ли, Бурану?.. Пес слизнул сыр с его ладони, посмотрел признательно и потрусил в ванную, греться у АГВ. Через три минуты ему станет жарко, и, шумно вздыхая, он потащится к двери — проветриваться.
Навстречу ему попался Буран, который, вздыхая, шел охлаждаться.

— Да пропусти ты меня! — сказал ему Игорь и пихнул его в бок. Пихать Бурана в бок было равносильно попытке сдвинуть с места стог сена — пес и ухом не повел.

Собираясь, Игорь метался по дому. Старые полы скрипели жалобно, в шкафу дрожала посуда, пружина в часах отзывалась стариковским хриплым звуком. Игорь Никоненко прожил в этом доме всю свою жизнь и был рад, что дом теперь — его. Он разговаривал с ним, просил потерпеть с ремонтом крыльца до очередных выходных, а с новой плитой — до очередных денег, и дом слушал его, понимал, прощал…

Он налил похлебки в миску, вернее, в небольшой тазик, и скомандовал Бурану:

— Завтрак!

Буран вскочил на ноги, чуть не поддав тазик башкой, застучал по двери хвостом — хотел скорее завтракать. Игорь проводил его до будки, поставил миску на скамеечку, с которой пес ел, и запер дверь.

— Остаешься за старшего! — сказал он громко чавкающему Бурану.

Он знал, что, как только машина тронется, Буран бросит свою похлебку и непременно выскочит к воротам провожать его.

Машина тронулась, пес выскочил, и Игорь посигналил ему на прощанье. Буран гавкнул один раз — солидно, как из бочки. В зеркале заднего вида Никоненко видел его хвост, потрусивший между грязными осевшими сугробами.

Они с Бураном очень любили весну. Буран ошалело гавкал на грачей и пил воду из всех снеговых луж, которые только попадались ему на пути, хотя в другое время года никогда этого не делал — брезговал. Шерсть сваливалась в сырой грязно-желтый валенок, и Буран становился похож на приблудную корову-недомерка. Игорь по весне непременно втюхивался в какой-нибудь более или менее бессмысленный роман, обретал внутреннюю свободу и небывалый размах мысли, к лету постепенно сходившие на нет.

Нога съехала с дорожки и по щиколотку увязла в ледяной каше, ботинок промок моментально и безнадежно. Капитан выругался, отчаянно топая и скользя по дорожке, как будто его топанье могло высушить насквозь мокрый ботинок.

Что-то вдруг насторожило его, и он замер, так и не опустив ногу на лед, как Буран, почуявший за забором незнакомую собаку.

Он бросился за ним, как Буран, наконец-то распознавший чужую собаку. Он знал, что не догонит — плащ был далеко, у самого выхода со двора, а на улице, выходящей к метро, шансов у капитана нет никаких.

Он потрепал подсунувшуюся мокрую морду Бурана, спросил строго, чем он целый день занимался, и распахнул ворота — одна створка как створка, а вторая еще с прошлого года покосилась.

Хлопнула дверь, она дернулась, прыгнула и спряталась за него. Это было так неожиданно и так не шло ей, что он засмеялся.

— Что вы? Это Буран.

Буран вперевалку вошел в дом, хлопнув и второй дверью. Задрал башку и посмотрел по очереди на хозяина и незнакомую девицу. Ухмыльнулся презрительно, но с пониманием, как показалось Алине, и протрусил куда-то за угол.

— Сохнуть пошел, — объяснил Никоненко, — в ванную.

https://dodrg59.livejournal.com/974698.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply