Авг 20

Литература по воспитанию психологически здоровых детей становится все сложнее для понимания из-за конкурирующих и противоречивых точек зрения.
Превалирующая парадигма бихевиоризма и теории научения находится в полном противоречии с моделью развития и подходом на основе отношений.

Бо́льшая часть сегодняшних методик и практик родительства основана на бихевиористских взглядах на человеческую природу, поддерживаемых специалистами, которые обучались в рамках этого подхода. В основе бихевиоризма лежит убеждение, что для понимания или изменения чьего-либо поведения необязательно понимать эмоции или намерения.
Борьба с незрелым поведением ребенка находится в центре внимания, а родительские навыки используются для изменения приобретенных реакций. В этом подходе эмоции в значительной степени игнорируются, и считается, что их можно исправить, наладив поведение и мышление.

К счастью, бихевиористское мировоззрение сейчас критикуется. Сомнения растут на фоне все новых нейробиологических свидетельств ключевой роли привязанности и эмоций в здоровом развитии человека. Сегодня ведущие нейробиологи признают, что в человеческом мозге изначально заложена готовая мотивационная система, состоящая из импульсов, инстинктов и эмоций, которые являются врожденными, а не приобретенными. Цель воспитания ребенка заключается в подчинении эмоций, инстинктов и импульсов системе намерения, что приводит к развитию цивилизованного поведения.

В подходе психологии развития на основе отношений родители выступают как садовники, старающиеся понять условия, в которых дети растут лучше всего. Они сосредоточены на развитии прочных взаимоотношений с ребенком, закладывающих основу для полной реализации личностного потенциала. Родители с помощью отношений защищают и поддерживают эмоциональное функционирование и здоровье ребенка. Психологи развития не стремятся «выгравировать» зрелость на ребенке, они работают над поддержанием условий для естественного роста.


Когда потребность ребенка в отношениях удовлетворяется, он избавляется от своей самой большой нужды и – в состоянии покоя – становится свободным для того, чтобы играть. Именно в игре дети растут и превращаются в будущих поваров, инженеров, плотников, учителей и космонавтов. В игре, которая рождается благодаря нашим отношениям, они узнают свою истинную форму, свободную от каких-либо последствий, которые ограничили бы их жесткими рамками. Расцветая в нашей любви, они должны чувствовать свободу в выражении того, что у них на сердце, без страха последствий для взаимоотношений. Именно здесь их личность постепенно формируется, свободная от давления и необходимости хорошо себя вести. Только щедро предлагая детям наполняющие отношения привязанности, мы сможем «культивировать сад» развития. Если у вас нет корней, вы не сможете расти. Если мы будем заботиться о детской потребности в отношениях и сохранять сердца детей мягкими, все остальное сделает природа.

Нам нужно работать не над взращиванием наших детей, а над уходом за садом отношений, в котором они расцветают.
У природы не было злых намерений, когда она выдала нам на воспитание таких импульсивных, нечутких и эгоцентричных существ – в этой на первый взгляд безумной идее есть логика и план. Мы стали относиться с нетерпением к психологическому развитию. Мы стали скульпторами вместо опытных садовников, необходимых маленьким детям. Причиной этому является не пренебрежение детьми, а недостаток понимания процессов взросления.

МАЛЕНЬКИЕ ДЕТИ НЕ делают несколько дел одновременно, не думают дважды и не говорят ничего подобного: «С одной стороны, мне хочется кинуть тебе вагончик в голову, а с другой – мне кажется, что нужно договариваться словами». Они не созерцают свои чувства, они их воплощают. Они реагируют и атакуют в порыве чувств. Они совершенно непредсказуемы, ветром ураганной силы их бросает от одной эмоции, мысли и поступка к другой. Каждую мысль или чувство они переживают по отдельности. Поэтому для них всё – серьезные вещи.
Маленького ребенка не назовут сдержанным, справедливым, разумным, чутким, внимательным или заботливым. Маленькие дети могут вести себя гораздо лучше, но их благие намерения недолговечны. У маленьких детей отсутствует способность учитывать более одной точки зрения одновременно, потому что их мозг пока что развивается.
Причиной характерных черт личности дошкольника является незрелый мозг, который не может понять смысл всей входящей сенсорной информации и сигналов, которые он получает. Левое и правое полушария развиваются по отдельности до тех пор, пока не смогут эффективно поддерживать связь друг с другом. Как следствие этого, маленький ребенок может уделять внимание лишь одному набору сигналов одновременно. Мозг преднамеренно объявляет мораторий на рассмотрение конкурирующих сигналов, чтобы дать ребенку возможность полностью понять что-то одно в каждый момент времени.
Когда ребенок сможет в достаточной мере отличать сигналы друг от друга, мозг будет интегрировать их в префронтальной коре с помощью мозолистого тела. Иными словами, шоры спадут и откроют мир в двух измерениях, потому что появится когнитивный аппарат для понимания смысла конфликтующих сигналов.

Когда правое и левое полушария будут достаточно развиты, префронтальная кора превратится в «чашу для смешивания» конфликтующих чувств, мыслей и импульсов. Обычно это происходит между 5 и 7 годами. Ребенок начинает испытывать внутренний диссонанс, и у него появляется совесть. Например, если раздраженный ребенок собирается бросить что-нибудь, у него может возникнуть конфликтующий или конкурирующий импульс, который скажет ему: «Не бросай, ты можешь сделать кому-нибудь больно».
Ребенок с личностной интеграцией сможет двигаться на пути к цели, думать, прежде чем говорить, и сдерживаться, когда раздражен. Он будет выглядеть более разумным и рассудительным, его логическое мышление будет сложнее. Способность к связному повествованию теперь сможет сформировать и обеспечить ребенку последовательный образ своего «я», который позволит ему быть вместе с другими людьми, не теряя ощущения того, кто он такой. Ребенок совершит скачок в развитии, у него появляется самосознание, сдержанность и способность к концентрации внимания. Импульсивность отступит, и ребенок станет более сдержанным и не таким возбудимым. Родителей должны обрадовать такие признаки самоконтроля у детей – одна из самых важных, переломных вех в развитии ребенка раннего возраста.
Маленькие дети не могут не поддаваться своим инстинктам и чувствам. Они обещают больше никогда никого не бить, чтобы всего лишь через две минуты совершить тот же самый проступок. В восприятии маленьких детей их импульсы и действия не подвластны им или независимы от них. Они могут быть точно так же удивлены, когда их ручки начинают драться или когда их зубы хотят кусаться.

"Родители часто считают, что должны играть со своими детьми. Это не вредно, но, как правило, таким образом удовлетворяется другая потребность – потребность ребенка в отношениях. Важно учитывать, что способность играть самостоятельно у детей до 3 лет минимальна, поскольку у них сильнее потребности в отношениях. Как резинка не растягивается сильнее определенного предела, так и ребенок должен периодически возвращаться на «домашнюю базу» привязанности, чтобы наполняться контактом и близостью, прежде чем снова стремиться играть. Когда привязанность ребенка углубляется и он развивается как отдельная личность, у него появляется способность играть самостоятельно более длительные промежутки времени."

"Самый значительный источник необходимой ребенку свободы – это дар глубоких отношений с родителями или другими ответственными взрослыми. В иерархии потребностей ребенка привязанность – это первый и самый важный источник свободы, из которого рождается истинная игра. Чтобы жажда контакта и близости была утолена, ребенок должен отдыхать в отношениях. Ему требуется достаточно любви, чтобы чувствовать удовлетворение, и достаточно значимости, чтобы чувствовать себя важным."

"Игре должны предшествовать контакт и близость с фигурой привязанности так, чтобы потребность маленького ребенка в отношениях была удовлетворена. Можно представить себе, как будто у маленького ребенка есть топливный бак для привязанности, который нужно заполнить до краев, прежде чем игра будет возможна. Бак для привязанности может вскоре оказаться опустошенным, особенно в возрасте от 2 до 3 лет, а также у более чувствительных детей. Насыщая потребность ребенка в привязанности, родители могут подождать, пока ребенок не начнет отталкивать их, – это будет означать, что ему достаточно."

"Создавайте пустоту, которая потребует заполнения.
Одна из предпосылок для появления игры – это пространство и время, где нет альтернативных занятий, а контакты со сверстниками или братьями и сестрами ограничены. Обычно дети сами начинают исследовательскую и экспрессивную игру, если их собственные задумки получают возможность выйти на передний план. Детям нужен доступ к материалам для игры, а также пространство для исследования и самовыражения. Это может быть самая обыкновенная бумага, кубики, машинки или двор с палками и грязью. От родителей потребуется только дать простор детской инициативе, творческим способностям и оригинальности, чтобы они сами отвечали за свою игру, насколько это возможно."

"Когда мы купили дочери новый велосипед, папа попытался посадить ее на него, но она хотела только мыть его и играть с ленточками на руле. Наконец, она сказала папе, что хочет пройтись с велосипедом вокруг квартала, и пока они шли, она останавливалась каждые десять шагов, чтобы сделать глоток воды из бутылки, а затем аккуратно вставить ее обратно в держатель на раме. Она получала огромное удовольствие, играя с новым велосипедом, но мой муж был удручен тем, что она не хочет ездить на нем.
Когда папа понял, что дочкина игра была важнее его планов, ему удалось отпустить свои ожидания и получить удовольствие от ее радости."

"Поддержка игры возможна только тогда, когда взрослые ценят ее и считают базовой потребностью детей. Игра не является безотлагательным делом, и понимание ее важности оказалось утрачено из-за гонки за достижениями, немедленными результатами и успехами. Взрослые не должны поддаваться влиянию технологических новшеств, быстрых социальных изменений и экономической глобализации, а также собственной тревоге по поводу детских успехов, которая грозит подавить игру. Дети должны нырнуть в игру с головой, чтобы узнать, кто они такие."

"Пока ребенок не дорос до «сознательного» возраста, есть смысл добавлять элемент развлечения, игры в любые занятия, которые могут быть истолкованы как труд, например, в уборку игрушек, приучение к горшку, гигиенические процедуры или изучение цифр и букв."

"Если развитие идет своим чередом, 4–5-летний ребенок отдает свое сердце своим ближайшим привязанностям. Это возраст эмоциональной близости, изобилующий торжественными заявлениями о том, что «а я люблю тебя еще больше» и «я женюсь на всей своей семье». Лейтмотивом становятся сердечки, как символы любви, – они появляются в рисунках и поделках. Появляются нежность, мягкость и глубокое неравнодушие – это замечательный период в воспитании маленького ребенка!"

"Привязанность через познанность – с 5 лет.
При идеальном развитии пятилетка подходит к последней стадии – к привязанности через познанность. Это шаг к психологической близости, одна из приносящих наибольшее удовлетворение форм взаимоотношений с другим человеком. На этом этапе ребенок понимает, что его мысли и чувства скрыты от других и он может выбирать, сообщать ли, что у него на душе. Таким образом, он может хранить секрет по собственной воле. Когда дети привязываются через познанность, у них возникает побуждение открывать потайные уголки своей души людям, с которыми они находятся в эмоциональной близости. Суть психологической близости – в прозрачности."

"Будьте для своих детей наставниками, проводниками, кормильцами, образцами для подражания. Удерживайте своих детей рядом с собой до тех пор, пока ваша миссия не будет выполнена."

"Как резюмировал Бенджамин Спок, если бы нужно было дать одну единственную рекомендацию о том, как заботиться о ребенке, это были бы слова «наслаждайтесь им»."

"Удовлетворение сильной потребности маленького ребенка в привязанности – трудная задача для любого родителя, но все же мы должны это делать."

"Недостаточно того, чтобы дети были просто привязаны к взрослым, они должны быть в правильных отношениях с ними. При правильных отношениях маленький ребенок воспринимает взрослого как ответственное и заботящееся о нем лицо и следует его указаниям. Ребенок должен отдыхать в заботе взрослого, а не диктовать ему, каким образом нужно заботиться."

"Когда речь идет о привязанности, в основном отсутствует понимание, что ребенку недостаточно чувствовать себя любимым родителями. Ему необходимо ощущать заботу и быть уверенным, что эта забота никуда не денется. Маленькому ребенку нужно ощущать надежность родителей, чтобы можно было положиться и рассчитывать на них. Если этого ощущения нет, ребенок стремится встать во главе отношений и берет на себя удовлетворение своей потребности в привязанности."

"Вместо того чтобы слушаться взрослого, такие дети командуют, указывая, какие у них потребности и как о них нужно заботиться. Вместо того чтобы выполнять указания, альфа-ребенок ожидает, что родители будут подчиняться его желаниям и требованиям. Такие дети руководят взаимодействием со взрослыми, иногда даже притворяясь беспомощными, чтобы вызвать желание позаботиться. Они инстинктивно стремятся считать себя главными, вытесняя родителей из роли альфы."

"Одна из самых серьезных трудностей, с которой сталкиваются родители маленьких детей, это то, что им не хватает культурной поддержки в роли главных ответственных взрослых. Когда родители вынуждены искать ответы на вопросы по воспитанию детей в книгах, а не внутри себя, они не обретают ни родительского влияния, ни поддержки в том, чтобы взять на себя ведущую роль. Когда кругом давят, что ребенок должен вырасти как можно скорее, родительство превращается в гонку, а такие ценности, как терпение, умение ждать и доверие в плане развития, ведущем к зрелости, лишаются опоры. Когда родители измеряют достижения, подсчитывая количество посещаемых ребенком занятий, оценивая навыки обращения с электронными устройствами или успехи в учебе, решение задачи развития оказывается оторванным от детско-родительских отношений. Когда детей подталкивают к независимости слишком рано, им приходится брать на себя главную роль."

"Многие популярные сегодня стили воспитания приводят к появлению альфа-детей, переворачивая детско-родительские отношения вверх ногами. Ниже перечислены семь стилей, которые особенно способствуют проблемам с альфа-позицией.

1. Родители опираются на воспоминания о собственном детстве.
Когда стиль заботы основан на воспоминаниях родителей о собственном опыте, этого недостаточно для удовлетворения потребностей ребенка. Например, если у человека были авторитарные родители, он может стать слишком потакающим, чтобы не нанести те же душевные раны своему ребенку. В данном случае родитель заботится о своих чувствах, а не о потребности ребенка в границах и рамках, обозначенных сочувствием.

2. Забота по требованию.
Роль заботливой альфы активна: родитель берет ведущую роль, принимая на себя ответственность за считывание потребностей ребенка и за их щедрое обеспечение. Если родители выбирают пассивный подход к заботе и просто отвечают на требования ребенка, таким образом они делают ребенка ответственным за удовлетворение своих потребностей. Например, если ребенок говорит: «Я голоден. Хочу что-нибудь поесть» – значит, родитель уже упустил возможность считать его потребность и обеспечить ее удовлетворение. Иногда родители бывают слишком занятыми или усталыми либо обнаруживают, что им неинтересны некоторые сферы ответственности, связанные с ролью заботящегося взрослого. Как бы то ни было, не взяв на себя ведущую роль, они создают условия для того, чтобы маленький ребенок занял доминирующую позицию в отношениях между ними.

3. Родительство по принципу равноправия.
Бывает, что с маленькими детьми советуются по слишком многим вопросам, касающимся заботы о них. Такие вопросы, как «Что ты хочешь на обед?», «Хочешь остаться в гостях с ночевкой?», «Хочешь к бабушке с дедушкой или пойдем погуляем?», «Какая воспитательница тебе больше нравится?» и «В какую школу ты больше хочешь пойти?», предполагают наличие у ребенка полномочий, которых не должно быть. Когда дети оказываются главными в вопросах, связанных с заботой или с контактом и близостью с фигурами привязанности, это вызывает проблемы с альфа-позицией."

"Считывайте потребности и берите на себя ведущую роль.
Одна из сложностей с альфа-детьми – это их нескончаемые требования. Невозможно заботиться о маленьком ребенке, который вами руководит. Задача взрослых – удовлетворять потребности, а не требования. Один вариант – давать ребенку больше, чем он просит."

"Взаимодействуя с детьми, также важно скрывать собственные страхи и нужды, особенно если ребенок застрял в альфа-позиции. Иначе он будет считывать страхи или беспокойство родителя и, возможно, будет стремиться к доминированию или заботе о нем."

"Одна из самых сложных задач, когда имеешь дело с альфа-ребенком, – не принимать его поведение на свой счет и не выдавать никаких реакций под влиянием неконтролируемых эмоций. Родители могут чувствовать себя уставшими, расстроенными и отчаявшимися. Порой они не могут поверить, насколько тяжелым стало родительство, им может быть трудно найти в себе любовь к ребенку, могут начаться споры с супругом по поводу способов решения проблемы."

"Многие альфа-дети отказываются выходить из дома, потому что это их «вотчина» или из-за того, что их слишком явно об этом попросили. Если отвести их в новое место или занять какой-то новой деятельностью вопреки протестам, можно сместить их с альфа-позиции хотя бы временно, а у родителей появится возможность занять ведущую роль."

"Дети рождаются без заранее встроенного знания о границах и рамках, и на это есть своя причина: таким образом предусматривается гибкость, приспособляемость и податливость для адаптации к окружающей среде. Сложность заключается в том, что взрослые одновременно должны быть теми, кто знакомит ребенка с тщетностями этой жизни, и теми, кто выдерживает фрустрацию, пока ребенок не примет эти тщетности."

"Фрустрацию часто рассматривают как проблемную эмоцию, потому что она ассоциируется с атакующей энергией и агрессивными действиями. Однако фрустрация не является чем-то, от чего нам нужно отучиваться – это важная эмоция, которая «встроена» в людей не просто так."

"Попытки отговорить маленького ребенка от чего-то путем объяснений и воззваний к разуму, как правило, обречены на провал. Чтобы тщетность была прочувствована, нам нужно достучаться до его сердца, а не до рассудка. Ребенок должен почувствовать, что столкнулся с границами и рамками. Мы должны объяснить его сердцу, что чего-то не будет. Мы должны помочь ему услышать наше «нет» и побудить его принять отказ эмоционально."

"По слезам грусти или разочарованию мы понимаем, что ребенок прочувствовал тщетность. Психолог развития Алета Солтер утверждает: «Когда дети плачут, это значит, что они уже почувствовали боль. Плакать не больно. Плач – это процесс избавления от боли»."

"Если слезы не приветствуются, они могут застрять, и тогда детская фрустрация перейдет к таким менее уязвимым формам выражения, как, например, физическая агрессия."

"Иногда родители считают, что слезы – это знак того, что они делают что-то не так, тогда как на самом деле это показатель того, что ребенок доверяет им всем сердцем."

"Мы должны беречь их фрустрацию и слезы, которые являются самыми явными признаками того, что ребенку нужна помощь. Задача – помочь ребенку понять, что вызвало его слезы, однако дети не станут делиться своими эмоциями с первым встречным. Возможность помогать ребенку плакать снова возвращает нас к танцу привязанности и к вопросу, полагается ли ребенок на ответственного взрослого."

"Лучшее, что мы можем подарить маленькому ребенку, – помочь ему встретиться с грустью и слезами, когда он сталкивается с тем, что не в силах изменить."

"Слезы приводят ребенка к покою, чтобы он мог играть и расти. Мы же должны стать «слезовыжималками» и утешителями, которые так нужны нашим детям."

"Тщетность попыток повернуть время вспять или отменить то, что было сделано. Маленькие дети часто передумывают и пытаются принять другое решение задним числом. Они съедают шоколадное мороженое и через секунду говорят, что на самом деле хотели ванильное. Маленькому ребенку сложно постичь идею постоянства и невозможности отменить сделанное. Это порождает фрустрацию."

"Дети стремятся всеми средствами занять первые места – это заметно по тому, как они лезут вперед на школьных линейках. Важно не давать ребенку всегда быть первым и при этом помогать ему в осознании, что он способен пережить и это."

"Четыре тщетности, с которыми тяжелее всего столкнуться лицом к лицу
1.  Тщетность столкновения с границами и рамками.
Каждое установление границ и рамок влечет за собой некоторую фрустрацию. Важно не прибегать каждый раз к отвлечению и прочим мерам, чтобы избежать огорчений, а помогать ребенку выплакивать свои слезы.
2.  Тщетность попыток контролировать действия и решения других людей. Когда у маленьких детей не получается контролировать то, что делают другие люди, они раздражаются из-за невозможности повлиять на результат.
3.  Тщетности, являющиеся следствием нашей натуры. Маленькие дети часто хотят владеть в совершенстве теми умениями, которым их тело еще только учится, например, завязывать шнурки на ботинках, пристегиваться 5-точечным ремнем в автокресле, забираться на стены на скалодроме, аккуратно раскрашивать, не вылезая за границы рисунков, или писать свое имя.
4. Тщетность недостигнутого удовлетворения. Чувство удовлетворения проистекает из достижения того, что мы хотели и к чему стремились, однако нереально и невозможно добиться всего. Порой маленькие дети не получают, что хотят."

"Фрустрация может найти три выхода: ребенок пытается изменить то, что пошло не так, ребенок адаптируется к тому, что не может изменить, или у ребенка возникает побуждение атаковать."

"Родителям важно стараться понять ребенка и ситуацию, чтобы определить, когда сказать «нет», а когда удовлетворить желание.
Если родители не хотят выполнять просьбу ребенка, его фрустрация может быть направлена на то, чтобы изменить их решение. Ребенок будет задавать вопросы вроде «Почему мне нельзя?..» Он может упорно добиваться изменений, не желая принимать отказ в качестве ответа. Будет фатальной ошибкой начать объяснять в этот момент, почему вы сказали «нет»."

"Если ответ будет услышан и тщетность окажется усвоена эмоционально, ребенок сможет адаптироваться, почувствовать разочарование или грусть и, возможно, даже заплакать. Слезы грусти означают, что дверь к адаптации открылась и в ребенке происходят изменения за счет того, чего он не смог добиться. Вслед за этими слезами появляются психологическая устойчивость и находчивость. После того, как ребенок принял ответ родителей и адаптировался, можно поделиться с ним причинами отказа, потому что теперь он уже не будет с ними спорить."

"Не стоит отговаривать ребенка от фрустрации, вместо этого нужно подвести его к грусти по поводу того, что изменения невозможны."

"Я позволила ей кричать, но неподалеку был мой муж, который спросил: «Что ты делаешь? Не надо разрешать ей». Я ему ответила: «Она фрустрирована, и ей надо выпустить свое раздражение». Я сказала Хлое, что я рядом и могу обнять ее, что я понимаю ее чувства. Муж прошептал мне: «Ты собираешься ее обнять за это?»"

"Когда ребенок не может прочувствовать тщетность каких-либо изменений и слезы не появляются, у него возникает побуждение атаковать. Существует множество форм атаки в зависимости от склонности ребенка, в том числе удары, укусы, бросание предметами, истерики, крик, оскорбления, сарказм, унижения и даже – у чувствительных детей – аутоагрессия."

"Когда маленький ребенок полон атакующей энергии, наша задача направить его назад по кругу фрустрации в сторону двери к адаптации, позволив выпустить немного атакующей энергии, сопереживая его фрустрации и делая ее выход безопасным для него и окружающих. Задача – привести ребенка обратно к грусти или слезам."

"Если родители реагируют с раздражением на атакующее поведение ребенка, это повысит его агрессию и закроет дверь к адаптации. Атакующая энергия маленького ребенка провоцирует родителей и часто вызывает у них эмоциональные реакции."

Встревоженные разделением:
Время сна, разлука и беспокойство

"Решение этой задачи лежит не в том, чтобы обучать их, как отделяться, а в том, чтобы облегчить им разделение. Они отпустят нас, когда почувствуют, что мы сами держимся за них. Иными словами, если разделение становится проблемой, решение – в привязанности."

"Трудность с разделением во время сна заключается в том, что ребенка нельзя передать на чье-то попечение. Сон и бессознательное состояние представляют собой самую значительную разлуку для ребенка, где нет никого, кто бы непосредственно заботился о нем."

"Пожалуй, вместо того чтобы ощущать фрустрацию, когда маленькие дети каждый вечер отказываются идти спать, мы могли бы мысленно перенестись в то время, когда они перестанут нуждаться в том, чтобы мы подтыкали им одеяльце и гладили по спинке, в то время, когда мы уже не услышим их шагов, когда они бегут к нам по коридору, и голосов, сообщающих нам, что они боятся монстров. Быть может, мы могли бы подумать о том, как они в конце концов отделятся от нас, став независимыми личностями. Это могло бы напомнить нашим сердцам, как трудно разлучаться с кем-то, кого любишь так сильно. Может быть, мы могли бы встретиться со своей грустью, увидев, как быстро растут дети, и это помогло бы нам найти в себе щедрость, которая так нужна им, когда они сталкиваются лицом к лицу с одиночеством ночью."

"Сепарация тяжела для маленьких детей, и нам не следует злиться на них за это. Мы должны по своей инициативе помогать им обращать свой взор на воссоединение при каждом удобном случае и позволять им плакать, когда их переполняет тоска."

Понимание сопротивления и противостояния

У маленьких детей аллергия на принуждение.
Маленькие дети легко становятся зацикленными на табу, поэтому, когда вы, например, просите их не шутить на туалетные темы, их так и тянет повторять все эти словечки снова и снова. Совершенно неожиданно дети могут стать упрямыми, своевольными, упорными, сопротивляющимися, вздорными, сварливыми, воинственными, неисправимыми, непослушными и дерзкими.

Тут возникает вопрос: почему дети сопротивляются указаниям родителей, хотя между ними существуют отношения? Сопротивление родителям рождается из отсутствия интеграции мозга у маленьких детей – они могут быть привязаны только к одному человеку или предмету в каждый момент времени. Если родители дают указания или распоряжения, не активировав предварительно инстинкты привязанности, ребенок может почувствовать, что его принуждают и контролируют, что и вызывает реакцию противления.

Завладевание – это один из лучших способов активировать инстинкты привязанности. Под завладеванием подразумевается, что мы дружелюбно привлекаем внимание ребенка и стараемся добиться контакта глаза в глаза или, быть может, улыбки. Важно завладевать вниманием маленьких детей, прежде чем отдавать им распоряжения, обязывать их к чему-то, ожидать чего-то или требовать и настаивать, чтобы они что-то сделали, поскольку сопротивление – это их «автопилот».

Стратегия с маленькими детьми заключается в том, чтобы не давать им замечать или чувствовать, что наши намерения сильнее, чем их собственные, особенно если нам требуется их сотрудничество – как в случае со сном, едой, одеванием, приучением к горшку и ежедневными гигиеническими процедурами.

Вот несколько стратегий, которые помогают перекрывать проблемное поведение и поддерживать отношения.
1. Не используйте разделение в качестве последствия.
2. Предугадывайте и ожидайте противление.
3. Не делайте главным объектом внимания поведение.
4. Рассматривайте сопротивление как нечто естественное и нормальное.
5. Контролируйте свои реакции на противление.
6. Устраняйте ущерб, нанесенный чрезмерными реакциями на противление. После чрезмерной реакции на противление первым делом необходимо восстановить отношения.

Снижение принудительности и контроля.
1. Воздержитесь от командного тона или директивного поведения.
2. Озвучивайте планы не слишком явно.
3. Не фокусируйтесь на том, что ребенок ДОЛЖЕН и ОБЯЗАН.
4. Используйте как можно меньше силы и рычагов воздействия.
5. Отступите назад, пока у вас не появится больше влияния за счет привязанности.
6. Используйте распорядок и режим для управления поведением.
7. Отвлекайте внимание от принудительных аспектов ситуации.

Создание пространства для проявления воли ребенка.
1. Давайте ребенку некоторое ощущение выбора.
2. Фокусируйтесь на воле ребенка.
3. Создавайте простор инициативе и участию ребенка.
4. Поддерживайте благие намерения, где это возможно.
5. Назначайте детей ответственными, где уместно и возможно.

Эмоции, которые появляются у нас, когда мы становимся родителями

"У родителей тоже есть чувства – много чувств! Иногда они неожиданны, нежелательны и неприятны, однако они все равно будут охватывать нас. Иногда мы можем даже обнаружить, к нашему ужасу, что у нас тоже бывают истерики и застревание в сопротивлении, как и у нашего ребенка. Его воспитание предоставляет нам уникальную возможность для развития эмоциональной зрелости, однако при этом неизбежна боль, как и при физическом росте. Дети могут вызывать в нас такие эмоции, о которых мы даже не подозревали."

"Это один из жизненных парадоксов: когда мы растим маленьких детей, они дают толчок тому же самому процессу внутри нас. Синхронизация развития родителя и ребенка иронична, если не сказать – прекрасна. Чтобы это развитие шло своим чередом, мы не должны позволять нашей любви к детям остыть."

"Когда родители берут на себя ответственность за свои эмоции, они должны стремиться поддерживать отношения с ребенком и защищать его сердце от душевных ран. Они увидят, что сложнее всего им справляться с теми эмоциями ребенка, которые они не принимают в себе."

"Когда мы не справляемся с принятием эмоций наших детей, решение будет в том, чтобы не потеряться в поглощенности собой, а вернуться к родительской роли."

"Мы не можем избежать чувства вины – эта территория будет исследована вдоль и поперек за все время нашего родительства. Вина приходит вслед за принятием на себя ответственности за ребенка и заботой о нем. Это чувство будет нашим спутником."

"Но все же бывают моменты, когда единственным ответом на вину будут слезы. Это будет печаль, приносящая покой от того, о чем мы сожалеем, от того, что нам не удается, и от нашего бессилия изменить мир ребенка так, как мы бы хотели. Выражение вины словами высвобождает столь нужные слезы. Именно слезы дают нам облегчение от терзающего чувства, что мы недостаточно хорошие родители."

"Вина задумана, чтобы помогать родителям вставать каждое утро полными решимости быть ответом на нужды ребенка и стремиться к своим целям в заботе о нем."

"Дети не должны хорошо себя вести, чтобы быть любимыми, они должны быть любимы независимо от поведения. Пожалуй, самое важное в воспитании ребенка – это стремление стать великодушным родителем."

"Если мы ждем, что внешний мир направит нас в родительстве, мы не прислушиваемся к собственному сердцу и разуму. Если мы считаем, что для того, чтобы быть главной надеждой и опорой для ребенка, нужны инструкции, то мы испытаем стыд, когда у нас не будет ответов вместо того, чтобы ощутить, что мы сами являемся ответом на нужды ребенка. Если мы не используем свою проницательность и интуицию, чтобы понять ребенка, мы считаем, что чужие ответы лучше наших собственных."

"Когда мы стараемся стать главной надеждой и опорой для ребенка, возможно, он станет тем же самым и для нас. Его незрелость порождает нашу зрелость. Сильная потребность ребенка в отношениях вынуждает нас жить в общности с другими людьми, чтобы они помогали растить его. Дети ежедневно напоминают нам о таинстве, величии и истоках, откуда мы развиваемся как личности."

"Обеспечить покой – это самый значительный вклад, который родители могут сделать, чтобы помочь маленькому ребенку достичь своего личностного потенциала. В вопросах любви и заботы трудиться должны родители – не ребенок."

"Маленькие дети имеют право быть незрелыми, а нам хорошо бы направить свою энергию на размышления о том, как создать им безопасные условия, чтобы быть маленькими, как позволить им играть, обеспечив рамки, и как создать им цветущий «сад» отношений, в котором они смогут развиваться."

https://kuvardina.livejournal.com/872894.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply