Авг 27

Анне-Катарину Вестли [Anne-Catharina Vestly] называют бабушкой всей Норвегии. Её книги вот уже более пятидесяти лет читают дети всей страны. Они переведены на шестнадцать языков. На русском, к счастью, представлены очень широко, особенно в последние годы. Родилась писательница в 1920 году в семье школьной учительницы и провинциального аптекаря. Семейство Шулерюд постоянно переезжало, дети сменили несколько школ, и в Лиллехаммере оказались в общем-то случайно. После смерти отца Анне-Катарина доучилась в лиллехаммерской школе искусств, а затем переехала с матерью в столицу -- в университет. Там она изучала французскую филологию, в свободное же время играла в студенческом театре, где и познакомилась с молодым художником Юханом Вестли, впоследствии её мужем и бессменным иллюстратором. У них родидись два сына -- Ю Вестли стал режиссёром, а Хокон вестли кларнетистом в оркестре.

В 1946 году произошло два знаменательных события: Анна-Катерина Шулерюд стала Вестли, выйдя замуж, и нашла работу на радио NRK в отделе детских передач. Для каждой программы она должна была сочинить рассказ или сказку и прочесть в эфире. Дело было новое, непривычное, и пришлось в какой-то мере стать первопроходцами. Прославились по всей стране имена Вестли и её коллег Турбьёрна Эгнера (разбойников из Кардамона помните?), Альфа Прёйсена (козлёнка, который умел считать до десяти, помните?). По примеру последнего Вестли выступала со своими рассказами и на эстраде. С ростом популярности росло и количество критики, да и откровенного злопыхательства в адрес писательницы. Трудно поверить, что описание беременности мамы главного героя и рождения сестрички в повести "Заботы и хлопоты Уле-Александра" вызовет бурю негодования, обвинения в сексуализации детского сознания... Пуританские были времена... а другие слушатели благодарили.

Вообще поражает воображение, насколько новаторски и свежо подходит Вестли к выбору действующих лиц. "Аврора из корпуса Ц" -- семья, где мать добытчица, а отец работает из дома и ведёт хозяйство. Бьёрнар из "Каоса и Бьёрнара" -- в инвалидной коляске, и его мама подрабатывает нянькой, помогает работающей матери Каоса (вообще-то Карла-Оскара, но как-то с младенчества пошло: Каос, Каос). Мне подарили opus magnum, так сказать, "Папа, мама, восемь детей и грузовик" -- в детгизовском ещё издании, с иллюстрациями Бориса Маркевича. Она, кстати, экранизирована, и Вестли сама сыграла бабушку. Я читаю, смеюсь, восторгаюсь, но возникает двойной эффект. Сквозь то, что замечает ребёнок, -- весёлую и приподнятую атмосферу книги -- я взрослыми глазами вижу только лишь "какой кошмар вдесятером в однокомнатной квартире и ввосьмером мал мала меньше в одной комнате. Какой кошмар и какая трагедия!" Спать на полу, принимать пищу по очереди, делать уроки на коленках, следить за младшими. Тут, понятно, личный триггер, но у меня младший брат всего один. Было бы семеро, я бы этот пост не писала, благополучно издохнув где-то в средней школе. Каторга же. И никакие трогательные описания лесного отдыха или семейных выездов на пресловутом грузовике не могут вывести за пределы этой парадигмы. Но это -- взрослое, наносное, а детская аудитория, само собой, относится по-другому.

В семидесятые годы известный скандинавский критик О. Алфарнес так говорил о книгах Вестли: «Если писатель пишет о социальных проблемах, вряд ли правильно изображать их, как забавных призраков, которые исчезают от одной радостной улыбки». Нашёлся бестактный интервьюер, который попросил Вестли прокомментировать это мнение. Писательница и прокомментировала:
-- Я бы предложила Оддвину Алфарнесу или любому другому, кто считает, будто только он знает, как найти выход из трудного положения, написать детскую передачу, состоящую из пяти двадцатиминутных серий. Но при этом он должен помнить, что передачи эти предназначены для самых маленьких слушателей. Что, может быть, где-то его будет слушать четырёхлетний малыш, оставленный дома один, или маленькая простуженная девочка, сидя в своей кроватке, будет слушать его и переживать всё так, как мы, взрослые, уже не умеем. Пожалуйста, обрушьте на них все ваши неразрешимые проблемы. Я уверена, дети поймут всё, что вы им скажете. Но от этого им не станет легче жить в том мире, который и без того представляется им не совсем добрым и надежным. И не думаю, что после таких передач малыши станут просить Алфарнеса, или любого другого, снова и снова рассказывать им свои истории. Что дети постарше придут к нему и скажут: «Как ты интересно пишешь, я всегда читаю перед сном твои книги!» И весьма сомнительно, что какой-нибудь старик, которому далеко за восемьдесят, позвонит ему и вежливо спросит, чем закончится та или другая история, потому что неизвестно, доживёт ли он до следующей детской передачи.

По крайней мере, это позиция. Причём общественно-политической тематики Вестли не чуждалась -- её предпоследняя книга полностью посвящена сатире, но она так и называется "Для взрослых" [For de voksne]. Детям -- свои сюжеты, свой язык -- близкий к разговорному, насыщенный метафорами, легкий для восприятия, своя структура, идеально подходящая для рассказывания с продолжением. Книги Вестли очень удобно читать вслух, по главе на вечер. И знакомство с персонажами не ограничивается одной повестью. Обеспечено продолжение, да не одно, а несколько.

Дописывая восьмую книгу в цикле про четырнадцатилетнюю Эллен Андреа и её младшую сестру Лагерту, Вестли уже понимала, что больна. Она страдала расстройством памяти. В 2006 году ей поставили диагноз "болезнь Альцгеймера", семейное заболевание, унесшее жизнь её отца и брата. Она умерла в доме престарелых в 2008 году, перед смертью полностью утратила речь.

https://fem-books.livejournal.com/1686799.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply