Июн 18

75.

Не успел я войти в свой кабинет и попросить Леночку принести мне кофе, как раздался звонок. Звонил наш друг из «министерства добрых дел», полковник Скурлатов. Сообщил, что некие уважаемые люди жаждут со мной пообщаться, но называть их отказался.
Возражать таким людям не принято, и я отправился на встречу.
Люди меня не удивили: это были братья Максудовы, хозяева той самое нефтяной компании, которой принадлежал и завод в Курске. Разговор начал старший – Шамиль Максудов.
- Я не знаю, что задумал Ваш компаньон, когда решил платить забастовщикам, но это не очень правильно.
- Он же объяснил это решение. Социальная ответственность бизнеса, всё такое.
- Ладно, хватит мне петь про социальную ответственность бизнеса. Хотите этот завод? Забирайте. Отдадим недорого. Только имейте ввиду: он убыточный. Мы его использовали просто как прокладку, чтобы бабло отмывать. Содержание такой прачечной обходится недёшево, но мы можем себе это позволить. А вам-то это зачем?
- Позвольте, я не стану отвечать на этот вопрос.
- Не отвечайте. В конце концов, меня это не касается. Отдадим за четверть стоимости с потрохами.
- Пятнадцать процентов, и ни копейкой больше.
Братья переглянулись.
- Двадцать.
- Хорошо, двадцать. И вы выплачиваете все долги по зарплате. И компенсируете нам сделанные выплаты.
Алан Максудов вздохнул и исподлобья бросил в меня колючий взгляд.
- Жёстко вы ведёте бизнес, Василий Максимович. Пусть для Вас не будет неожиданностью, когда и с Вами будут делать так же.
- Благодарю за заботу. Ну что, мы договорились?
- Договорились.
- Тогда выплачиваете долги – это вам только на пользу. Мы заявим открыто, что все долги по зарплате погашены, уйдёте с предприятия в белых одеждах.
- У нас хоронят в белых одеждах.
- Извините, я, конечно же, не это имел в виду. В смысле, свободными от каких-то обязательств перед людьми. Репутация тоже дорого стоит.
- Хотите подсластить пилюлю?
- Отчего же? Моральный аспект в бизнесе очень важен. По крайней мере, для нас. Так что, думаю, всё по справедливости, и вы имеете полное право уйти красиво. Поговорите со своей пиар-службой, уверен, они извлекут из этого максимум.
Пожалуй, я был не слишком убедителен. Максудовы ушли не в самом блестящем расположении духа. Зато полковник Скурлатов поздравил меня. Почти искренне.
Всё произошло так, как планировалось. Дагестанцы выплатили рабочим зарплату, подписали договор. Единственное, в чём вышла заминка – они решили «замылить» компенсацию наших расходов. Но Антон благосклонно махнул рукой, и мы сделали вид, что не заметили пропущенного условия в договоре. Наверное, он был прав – деньги небольшие, а козырь в рукаве стоит оставить на потом.
После того, как сделку по приобретению завода закрыли, у меня в кабинете вновь раздался звонок. На этот раз звонил Курт.
- Поздравляю Вас с приобретением! Всё-таки решили заняться полимерами? Ай-ай-ай. А говорите, химиков у вас нету!
- Представьте, нету.
- Зачем же вам понадобился завод пластмасс?
- Признаюсь Вам, Курт. Только между нами.
- Говорите?
- Это не совсем наш завод. Ну, то есть формально, юридически в данный момент он наш. Но на самом деле, по факту, он будет принадлежать рабочему коллективу.
- ???
- Нам пришлось войти в эту сделку. Нас вынудил «Трудовой интернационал». Они организовали забастовку на предприятии, и вышли на нас с предложением купить это завод у действующего собственника.
- И почему вы согласились?
- Взамен они пообещали не устраивать ничего подобного на нашем основном предприятии.
- Вот как!
- Увы. У нас фактически не было выбора. Наша прибыли с этого завода будет минимальной, на грани рентабельности. Большая часть вырученных средств будет идти на зарплату и социальные программы. Всё, на что мы надеемся – находиться за точкой безубыточности.
- Может быть, Вам нужна помощь?
Меня это предложение развеселило.
- Ну чем Вы можете нам помочь, Курт? У вас, насколько мне известно, тоже есть… ммм… некоторые проблемы с этой организацией.
- Именно поэтому я и предлагаю Вам.
- Что Вы предлагаете?
- Объединить усилия. Обмен информацией, и так далее.
- Не знаю. Нужно подумать. В любом случае, мне нужно обсудить это с Антоном.
- Конечно, обсудите. Со своей стороны, мы всегда рады предложить любую помощь, да ещё и в таком важном деле. А как Вы планируете общаться с ними в дальнейшем?
- Увы, это определяем не мы. У меня, как директора, одна забота: свести к минимуму возможные расходы, вызванные этим… общением.
- Мы надеемся, что ваши действия не повлияют на нашу совместную работу.
- Уверяю Вас, Курт. Вы – наши эксклюзивные дистрибьюторы и поставщики расходников. Я надеюсь, что наше сотрудничество, наоборот, будет только расширяться.
- А знаете что, Василий? Вы на лыжах катаетесь?
- Бывает. А что?
- В эти выходные мы проводим праздник в честь юбилея компании. Собирается топ-менеджмент и самые важные наши партнёры. Ваша компания, безусловно, относится к таковым.
- И где собираетесь? Куршавель?
- Не-е-т. Мы патриоты. Обераудорф. Уверяю Вас, ничем не хуже Куршавеля.
- О кей. С удовольствием принимаю приглашение.
- Ну что ж, ждём Вас. И передавайте привет Антону.
Странный получился разговор. В какой-то момент я решил подыграть ему. Мне захотелось понять, что скрывается за этой маской, и чего они хотят на самом деле. А для этого необходимо было войти в доверие. Я решил изо всех сил изображать перед немцами друга. Пусть даже им кажется, что я глуповат и меня легко надурить – тем лучше. В конце концов, я уже большой мальчик, и мне, по большому счёту, наплевать, что обо мне думают какие-то немецкие жулики. Если это поможет достижению наших целей – не вопрос. В идеале вообще желательно было бы сделать так, чтобы они считали меня своим человеком в нашем стане. Посмотрим, как этого добиться.
Но разговор и предстоящую поездку в любом случае нужно обсудить с Антохой.

https://daemon77.livejournal.com/769009.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply