Мар 5

наткнулась на монографию некоего Безгина "Крестьянская повседневность: традиции конца 19 начала 20 века". Интересно очень. Я буду цитировать.

Что выращивали? "Из злаковых культур это рожь, овес, ячмень, просо, гречиха. Ведущая роль принадлежала озимой ржи. В севообороте губерний Центрального Черноземья в 1880-е гг. она занимала 80– 90 % посевных площадей. Предпочтение этой зерновой культуре, служащей главным средством питания земледельческого населения, было обусловлено ее неприхотливостью. Овес при своей неприхотливости к почвам и к агротехнике выступал одной из главных товарных
культур. Его продажа в крестьянских хозяйствах составляла главный источник денежных средств.
Овес был необходим, что тоже не мало важно, для корма лошадей.Из технических культур в регионе выращивали коноплю, лен, сахарную свеклу, картофель, табак. В Курской, Воронежской и Орловской губерниях широкое распространение в крестьянских хозяйствах еще с XVIII в. получила конопля. Производства этой культуры пример того, что традиции полеводства не оставались неизменными, а были подвержены рыночной конъюнктуре. Несложная в технологии
возделывания она привлекала крестьян тем, что продукты ее переработки масло и пенька пользовались устойчивым спросом. Лен преимущественно возделывался в северной части региона, главным образом, в Темниковском и Елатомском уездах Тамбовской губернии. Там сеялся лен-долгунец на волокно, имеющее прочную репутацию на льнопрядильнях центральной России.Развитие перерабатывающей промышленности в Центральном Черноземье вызвало потребность в
сырье, как следствие в регионе увеличилось производство картофеля и сахарной свеклы.
Набор сельскохозяйственных орудий, составлявший принадлежность крестьянского двора, был при-
мерно одним и тем же: это борона, коса, серп, цеп, каток, мялка, крюк для таскания пеньки.
По сообщению за 1898 г. информатора Н.И. Козлова, крестьяне села Студенка Кромского уезда «землю пашут сохами и скородят (т.е. боронят) деревянными боронами. Рожь жнут серпами, а яровые косами. Плугов-скоропашек, железных боронок у них нет». Хлеба молотили, как и отцы и деды, цепами, молотилки были редкостью. Сельские корреспонденты упоминали о наличии молотильных машин лишь у отдельных хозяев. В одном случае такая машина была у старосты, в другом молотилкой владел местный богач, который молотил односельчанам хлеб из расчета 15 коп. с копны
" Действительно, плуг пахал глубже, но кто сказал, что такая глубокая вспашка
была наиболее эффективна? Напротив, с учетом печального опыта глубокой пахоты советского периода, современные передовые хозяйства используют метод поверхностной обработки земли, пары не поднимают, сеют по стерне, семена заделывают с помощью неглубокого рыхления, сохраняют, а в некоторых случаях создают искусственно мульчирующий слой. Отсутствие плугов в большинстве крестьянских хозяйств в конце XIX – начале XX вв. было не бедой, а благом для русской деревни.
В противном случае истощение почв, падение естественного плодородия земли с которыми столкнулось крестьянство в конце XIX в. наступило бы значительно раньше".
«Землю под озимые и яровые стараются перепахать три раза», – делился своими наблюдениями в конце XIX в. корреспондент этнографического бюро из Орловской губернии. В Курской губернии дважды пахали под яровую пшеницу, мак, просо, коноплю, лен. Количество вспашек определялось качеством земли, наличием в ней влаги и особенностями высеваемой культуры.
ПРи этом - часто пахали плохо, потому что просто не успевали... "Фактор времени, как
дамоклов меч, постоянно довлел над русским мужиком. Не спасало положение применение в авральный период женского и детского труда. Низкая рентабельность крестьянских хозяйств в сочетании с необходимостью уплаты податей делало сторонние заработки практически неизбежными."
Страда – самое напряженное время для русского крестьянина, пик его производственной активно-
сти. Обычными орудиями уборки хлеба для крестьян служили коса и серп. Использование их в жатве различалось даже в пределах одного уезда. Священник Павловского уезда Воронежской губернии В.Ф. Никонов о приемах жатвы хлебов писал следующее: «Около Петрова дня поспевает рожь. В южных селениях рожь, как правило, косят, а в северных – жнут". Озимую
рожь жали серпом. Серп использовался также, если колосья овса и ячменя были густые, высокие, с крупным зерном. Крестьяне считали, что «серповая уборка аккуратнее косовой». Она хотя и требовала больше времени и сил, зато была более тщательной, с наименьшими потерями зерна. Большую роль играл фактор времени, когда в краткую страдную пору приходилось одновременно «и пахать, и сеять, и жать». Поэтому зерновые для поспешности нередко приходилось убирать косой. Этнограф М.М. Громыко верно указывает на многообразие приемов жатвы, гибкого чередования орудий уборки крестьянами в зависимости от времени суток, культуры, зрелости зерна и т.п
Сжатый или скошенный хлеб вязали в снопы. Для первичной просушки их оставляли в поле, со-
ставляя в «крестцы». Обычно в крестец входило 13 снопов. Крестцы стояли в поле недели две, а затем их перевозили на ток. Обмолачивали зерновые, как правило, цепами. Просушенные снопы раскладывали рядами на току, а «молотильщики» с цепами становились в два ряда (один против другого) и выколачивали зерно. Затем зерно провеивали, подбрасывая его вверх деревянными лопатами при легком ветре, в результате чего оно отделялось от мякины.
Вырубали лес, чтобы распахать землю.
Низкая агротехника и недостаточное использование удобрения ставили земледельцев в зависимость
от природных условий. Изменение климата в конце XIX в. происходило по всей черноземной полосе.Об этом писал в своих воспоминаниях сын Л.Н. Толстого Сергей. Его свидетельства относятся к 1873 г.,но описанные им явления, очевидно, были и в последующие годы. Он сообщал: «Поэтому если пшеница плохо родилась, а это случалось очень часто, потому что урожай зависел от того, пройдет ли два-три дождя в мае, то они (крестьяне) не только терпели большие убытки, но и голодали. Это было неправильное, а какое-то азартное земледелие».Безлесье и овраги иссушают землю, мешают задержанию на ее поверхности снега и дождей, и засуха действует привольно, не встречая себе ни в чем помехи». и почва истощалась год от года. Навоза не хватало. Мало было скота. К тому же навозом топили дома и продавали. Даже там, где навоз был в достатке, крестьяне были вынуждены продавать его в помещичьи хозяйства. Они делали это с целью пополнить свой тощий бюджет.
Трехпольная система земледелия была не столь примитивна. Структура крестьянских посевов оп-
ределялась всей совокупностью условий хозяйствования: качеством почвы, особенностью ландшафта,климатом и пр. Например, в Тамбовской губернии лучшие земли отводились под просо, в землях похуже сеяли овес. В низинах, на неудобьях выращивали горох или чечевицу. Паровое поле служило традиционным средством повышения плодородия. Большой проблемой для крестьянства черноземной полосы являлась засоренность почвы. По свидетельству источников, сорняки часто «забивали» хлеба, снижая и без того невысокую урожайность. Повседневным и распространенным в Черноземье приемом борьбы с дикорастущими растениями выступала толока. На использование парового поля для выгона скота селян толкало отсутствие пастбищ. Крестьяне выгоняли скот на пары, которые быстро покрывались ненужной растительностью. В течение 10 – 15 дней, а иногда и более, скот выедал, выбивал копытами сорняки. Крестьяне говорили, что «где более скот ходит, и земля от травы лучше выбита, там отменно хороший хлеб родится». Толока давала определенный эффект в борьбе с сорняками, но одновременно вела к уплотнению поверхностного слоя и отодвигала сроки взмета пара. Данный агротехнический прием сохранялся в регионе и в первой четверти ХХ в. По воспоминаниям старожил села Новотомникова Моршанского уезда Тамбовской губернии, в 1920-е гг. на сельском сходе волостной агроном призывал селян осуществлять ранний взмет пара. Мужики возражали, указывая на то, что в таком случае негде будет пасти скот. Все стороны крестьянского производства были взаимосвязаны и взаимообусловлены.

Проблемой было дальноземье и малоземелье. Участки находились слишком далеко от крестьян: они вынуждены были сдавать их за бесценок. Малоземелье: В Ливенском уезде на 280 тыс. населения приходилось 270 тыс. дес. земли, что составляло менее одной дес. на душу.Земли крестьянам катастрофически не хватало. Переселения конца XIX – начала XX в. были незначительны и проблему аграрного перенаселения не решали. Сносное существование крестьянского двора в регионе мог обеспечить посев в 10 десятин.

https://mashutka-alfi.livejournal.com/2120625.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply