Мар 24

После "Отцов и детей" меня предсказуемо засосало, и я залпом прочла тургеневское свеженькое (в смысле "нечитанное ранее"): "Рудина" и "Дворянское гнездо". "Рудин" был в моем печатном тургеневском сборнике, но как-то в те времена, когда я читала бумажные книги, он меня совершенно не привлекал; однако в читалку роман оказался залит автоматически, и я сочла, что продолжить знакомство с Тургеневым можно и через "Рудина".

В итоге мне показалось, что Рудин - это просто еще одна реинкарнация вариация Базарова: яркая - на первый взгляд, а уж что там дальше, еще вопрос - личность, смущающая умы и баламутящая воду, и я принялась делать глобальные выводы на тему, что Тургенев всю жизнь писал о Базарове (однако должна сказать, что "Гнездо" развеяло эту теорию). Что до самого Рудина, то с гордостью констатирую, что раскусила я его довольно быстро и на внешнюю обаятельность велась ровно столько, сколько позволял автор во время первого описания своего героя, а потом проницательно подумала, что дело тут нечисто; правда, при этом финального оправдания героя устами других персонажей так и не поняла (в смысле мне этот пассаж надуманным показался...).
А что касается "Рудина" в кавычках (как романа), то, по-моему, это одно из самых хэппиэндовых произведений у Тургенева и во всей русской литературе, хотя насчет литературы я привираю, конечно, что довольно неожиданно. 

Что до "Дворянского гнезда", то первая моя ассоциация с этим словосочетанием - дом отдыха, где я в универские времена провела пару недель (?), и мне всегда было неловко, что ассоциации у меня, понимаете ли, не литературные, а сибаристкие какие-то, поэтому чтение "Гнезда" затевалось ради создания правильных ассоциативных связей (шутка, просто оно тоже в читалке по умолчанию было). В "Гнезде" хэппи-энды страшной силы стали нарастать аккурат к середине произведения, и я решила, что так не бывает и обязательно должна произойти какая-нибудь подлянка, ведь не может автор полкнижки живописать всеобщее счастье - такого просто быть не может. Из-за этого ожидания пушистой северной лисички адреналинчика мне хватило - сапиенс в моей голове нагнетался, прямо как в триллере каком-нибудь - и, конечно, же, лисичка пришла. Мда. По итогам чтения у меня только одна мысль: и отчего в жизни так бывает?

Поскольку "Рудина" и "Дворянское гнездо" я читала подряд, то они у меня идут в связке, и их прямо хочется сравнивать между собой; этому желанию еще способствует и формально общая тема обоих произведений, в которых одно из главных мест отводится первой любви. "Гнездо" мне кажется более драматичным (и в смысле драматургии, и в плане эмоционального накала)... и, пожалуй, более глубоким... и более глобальным... и таким, с сермяжной правдой. Видно невооруженным глазом, что оно мне понравилось больше... ну, или не "понравилось", а "впечатлило", задело душевные струны. Зато оба романа заставили задуматься на тему искусства ведения беседы (а то герои много разговаривают): как-то пришло в голову, что сейчас особо этому умению и не учат. Во времена Тургенева тоже учили только избранных, конечно, а не всех, но учили же, и это прямо отдельный навык был, который ценился в обществе (и почему-то мне кажется, что умение поддержать разговор и вот эти вот светские беседы - несколько разные вещи; чем они в моем понимании отличаются, сама еще не сформулировала). Еще меня всеобщее умение музицировать впечатлило; оно, конечно, понятно, что радио и магнитофонов и уж тем более смартфонов не было, и если хочешь музыку послушать, то будь добр сам и сыграй (или попроси кого-нибудь), но все-таки круто: вот так почти любой посетитель твоей гостиной сел и забацал что-нибудь. А потом пошел и покалякал, т.е. порисовал. А потом стишок сочинил. И романсик. И еще что-нибудь. И на трех языках поговорил. Ясное дело, что тут еще и вопрос качества всего этого стоит, но все равно разносторонность образования поражает. До такой степени поражает, что завершить пост хочется эмоциональным ругательством ради выражения всей гаммы чуйств, но я, пожалуй, перескочу на соседнюю тему и скажу, что Тургенев мне нравится - спокойно, без пылкости и фанатизма, но хорош, хорош. Пылко нравится мне язык, а особенно - вкрапления устаревших слов; вот от них голова кругом идет: ужасно интересно видеть, как изменилось и словоупотребление, и значение слов, и их формы. Восхитительно.

Разумеется, после Тургенева со всем этим устаревшим великолепием на что-то иное сразу переключиться сложно, поэтому теперь я читаю Лескова, делая мысленные заметки там, где он играет словами. Что может быть прекраснее этого?

ИМХИ по книжкам

https://ks-wintersports.livejournal.com/344143.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply