Мар 13

Присущий крестьянству патернализм находил свое выражение в сыновней преданности своему государю, и ожидания от него покровительства, и отческой заботы. «Православный царь», «праведный государь» в народном представлении всегда отделялся от его «лукового» окружения.
Верно, суть такого взгляда передал автор записки, обнаруженной в фонде Н.П. Игнатьева. «Царь в глазах народа никогда не может быть деспотом, а поэтому деспотическое управление над собой народ относит к своеволию окружающих его чиновников и к измышлениям высших бюрократических распорядителей и невольное чувство глубокого недовольства зарождается в нем против агентов власти».
Вступление страны в этап модернизации, обострения аграрного вопроса, ломка привычного уклада– все это посеяло в душе мужика смятение. По мере аграрного перенаселения требования деревни о новой земельной прирезке звучали все громче и настойчивее. Крестьянство ждало вожделенной земли, свои надежды оно связывало только с царем. Отчаянная попытка народников подвигнуть крестьян на решения земельного вопроса собственными силами оказалась безуспешной. П.Б. Аксельрод в своих мемуарах, анализируя неудачу «хождения в народ» признавал, что царь являлся в сознании народа «какой-то священной личностью божественного происхождения, на которой крестьяне концентрируют все свои надежды и упования». «Царь-Батюшка» был в народном сознании носителем и верховной инстанцией эмпирически – общественного осуществления религиозной правды, единственным звеном, соединяющим религиозную веру с историческим строительством484.
Убийство «Царя-освободителя» стало сильнейшим потрясением для всего русского крестьянства.
Волна истового негодования на тех, кто посмел поднять руку на «Помазанника Божьего», сопровождалась искренней демонстрацией верноподданнических чувств сельских жителей. Свидетельством тому содержание следующего мирского приговора: «1881 года марта 18 дня, собрались мы, нижеподписавшиеся крестьяне Моршанского уезда, Островской волости, Хлыстовского сельского общества постановили: первого марта в день мученической кончины нашего благодетеля Царя-освободителя Александра Николаевича, до конца жизни поститься, как в рождественский сочельник, ничего не есть до первой звезды, что каждому из нас на смертном одре завещать детям нашим, чтобы из рода в род чтили память Царя Великомученика».
В вопросе о государственном устройстве крестьяне выступали за сохранение самодержавия. «Государственную Думу признаем только как совещательное учреждение», – говорилось в приговоре домовладельцев села Хрущевки Сырской волости Липецкого уезда. В созданной Государственной думе мужики видели лишь канал, могущий донести до царя их беды и чаяния, некий ретранслятор способный передать отчаяние их положения и надежду на монаршую милость. В селе Средняя Дорож-
ня Старооскольского уезда Курской губернии общинники на сельском сходе приняли приговор, в котором были следующие слова: «Вся надежда теперь на Царя-Батюшки Душу. Неужели он, наш Царь-
Отец, не услышит нас через наших представителей, неужели не даст нам обещанных земли и воли».
В период 1905 – 1907 гг. число дел, связанных с сопротивлением властям, значительно возросло,
что являлось следствием ожесточенности и накала аграрного движения. Имя Государя звучало в контексте широко циркулирующих в деревне слухов о близком земельном переделе. В Стакановской волости Курской губернии осенью 1905 г. ходили настойчивые разговоры, которые по содержанию отвечали затаенной мысли каждого хлебопашца: «Всю землю от господ сам царь приказал отобрать мужикам».

https://mashutka-alfi.livejournal.com/2128545.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply