Янв 14

Самое нелепое из занятий, которые почему-то развлекают меня на Мартинике, – чтение книжки про хюггё. Хюггё, насколько я поняла, – это такой датский бренд состояния и кучи атрибутов, его вызывающих и поддерживающих. Хюггё предполагает создание атмосферы уюта, присутствия и сопричастности в душе и доме (но иногда и на природе), в то время как вокруг – суровая скандинавская действительность. Потому что какая у меня сейчас вокруг суровая действительность ? Ужасная погода. Каждый день форекастер показывает грозу и дождь. И этот самый дождь спускается с горы к морю и поливает нас будто из ведра. Ну вот солнце ещё очень яркое и иногда обжигает. Я конечно пытаюсь нафантазировать себе ужасов в лесах вдоль дороги до пляжа в стиле Катачана и боюсь сделать шаг с тропинки, но все равно сознаю иллюзорность всех ужасов. Да и счастье тут льется рекой, пропитанное солнцем, морем и запахом кокоса. Не до хюггё, казалось бы.

Сам по себе факт, что где-то есть человек с фамилией “Викинг”, который исследует счастье, – прекрасен. Суровое викингское счастье, состоящее в свечах, хорошей компании и печеньках, подкупает. Но самое важное – между строк. Особая связность и присутствие как противовес любым формам отчуждённости. Свечками, вкусняшка и тёплыми носками тут не обойдешься.

В общем, большую часть времени я ищу местное хюгге. То есть про местное я ничего не знаю. Могу только собственное конструировать. Список хюггёвых опций в Сантане:

1. Любимый человек рядом, о котором хочется заботиться и который заботится обо мне. Ходить с ним за руку везде , где нравится. Есть приготовленную им еду и помогать ему с учебой.

2. Котики , мечтающие приземлиться на оставленных сушиться полотенцах. С полотенец их нужно грозно гонять, а в остальное время умиляться и говорить с нежностью. Вместо котиков подойдёт и местный пугливый птиц, которого мы приручает день за днём, чтобы разглядеть почетче красную грудку.

3. Выбирать открытки для друзей и подбирать слова и марки. Вот это мне кажется квинтэссенцией моей уютной связности в любой точке мира. Нашли здесь марки с петухами, которых на острове очень много. Петушиное пение – источник приятных воспоминаний о праздности в деревне. Очень хюггёво.

4. Любоваться расслабленными телами манких аппетитных испанок, работающих в наших апартаментах. И вообще любоваться живыми телами. Ладно, просто любоваться.

5. Носить всюду с собой Ктулху экс младшего , представляя, что бы он говорил в какой ситуации. Вспоминать прошлые путешествия Ктулху с улыбкой.

6. Делать сосуды из шкурок маракуйи. Пить воду из пустой бутылки Dillon (местный ром, очень вкусный) . И вообще давать вторую жизнь любимым вещам. Гулять в город в жилетке, которая в 1994 году была курткой , на спине которой красуется фрагмент футболки из Копенгагена 2011 года.

7. Читать книжку в рассеянном свете тканевого абажюра. А ещё забираться на мансардный этаж просто так и с книжкой.

8. Готовить вместе странную местную еду. Больше морепродуктов для трона бога морепродуктов! Желательно с фруктами, кокосом или хотя бы томатом.

9. Полотенца и парео вместо пледов. Уютно стелиться на пляже и укутываться после плавания. Желательно чтобы полотенце хлопковое и грубое (не впитывает песок). Чем проще тем лучше. А парео шёлковое или какого ситца. С карибско-креольской клеткой – ярко-желтыми и бирюзовыми тартанами. Или же психоделическими рисунками по ткани местных мануфактур и художников.

10. Все в форме цветка плюмерии: свечи, мыльца, пироженки, заколки в волосы, вообще все. Франжипани много не бывает. Хотя это, наверное, больше к Гаваям. А тут – Гибискус.

11. Больше кокосового молока в пина коладу! И в кофе! И в утренний мюсли!

12. Смывать соль с лица проливным дождем и ютиться под маленьким зонтиком для двоих в кафе на пляже во время ливня. Пугаться надвигающейся стены дождя и прижиматься друг к другу со страха.

13. Веера.

14. Разглядывать неуловимое: крабиков в болотистых зарослях, цаплю в канале, светлячков в ветвях, летучих мышей в звёздном небе.

15. Ну и москитная сетка над кроватью, конечно. Создает хюггелайт (хюгге-свет, приглушённый и мягкий) и защищает от насекомых.

А если серьезно, то очень сложно относиться к этой книге серьезно. Милые заметки на полях дневника датского ученого. Трогательные и теплые. Иногда сопровождающиеся попнаучными комментариями и ссылками на исследования. Все ж таки дневник ученого, а не девочки 15 лет. Впрочем, хаос и полет фантазии тот же. И книга местами напоминает юношеский альбом с рецептами, фотографиями, анкетами и приятными воспоминаниями. Само по себе очень хюггё. Книга сродни карманным альбомам с фотографиями про счастье, семью и что-нибудь ещё, какие я любила в конце 90ых. Только масштаб больше и текста тоже больше.

Приятная иллюстрация того, как бытие определяет сознание и как культура форматирует эмоции. Хотя сама идея стремления к счастью , возведённая в культ, мне кажется довольно странной, как и любого другого состояния. Вполне достаточно естественного биологического – буду длить приятное и прерывать неприятное. Хотя возможность периодически приходить в нужное ресурсное состояние – важна. А уж что для этого использовать – принципе хюггё, медитацию или психотерапию – дело десятое.

Тенденция превращатьсостояние в бренд мне совсем не нравится, даже если с этого состояния сплошная польза. Удивительно, как мило Майк рассказывает о причудах соплеменников, связывая с ними рецепт счастья. Но есть у меня подозрение , что счастье датчан в первую очередь связано с государственной моделью: “Интересно отметить, что государственная модель всеобщего благосостояния пользуется широкой поддержкой. Граждане поддерживают эту модель, поскольку осознают, что она превращает совокупность их финансовых средств в общее благосостояние. Мы не просто платим налоги – мы инвестируем в наше общество. Мы покупаем качество жизни. Ключ к пониманию высокого уровня благосостояния в Дании – в том, что модель способна снизить риск, смягчить неуверенность и беспокойство, предотвратить возникновение недовольства”. Вот так я прямо хочу. А хюггё – приятный побочный эффект. Как сливки на пироженке и в кофе.

Пользу от книги почерпнула прикладную: хочу опробовать один рецепт, реализовать пару идей для местного сообщества (вроде книжной полки в подъезде) и ко дню св. Валентина вспомнить, как делаются андерсеновские плетеные сердца из бумаги (в детстве понятия не имела, что автор – Андерсен). Получила море поддержки в любви к уюту и старомк барахлу, и обнаружила в себе множестве хюггёвых черт. Приобрела назойливое желание снова отдохнуть в Дании. Такой вот эффект изысканий Майка Викинга.

Пожалуйста, комментируйте тут, или прямо по ссылке в исходном посте в ДраКошкины записи.

https://ta.livejournal.com/2722728.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply