Янв 11

Специально для https://vk.com/stepan_demura Как место рождения определяет судьбу человека? Как научиться лучше понимать происходящее на планете, выделив ее “центр” и “периферию”? Почему те или иные заболевания присущи определенным регионам? Почему во многих районах планеты у мужчин и женщин разные судьбы. Провокационные размышления о том, как место рождения влияет на судьбу человека. Автор этой книги увлеченно доказывает нам, что именно место рождения определяет судьбу человека. Используя массу демографических данных, он иллюстрирует собственные теории развития нашей планеты. Приводимые им факты могут изменить ваше отношение к некоторым явлениям, хотя определенные выводы кажутся слишком очевидными. Автор то поражает нас сногсшибательными откровениями, то заставляет зевать над позавчерашними новостями. Однако, несмотря на это, книга способна подарить читателю совершенно новый взгляд на мир. Ррекомендую этот концептуальный философский труд политологам, инвесторам, работникам здравоохранения, сотрудникам коммерческих организаций, а также всем, кто интересуется новыми фактами и любит изучать географические карты, гадая, какие тайны они скрывают.

Место определяет в нашей жизни многое. Невзирая на современный миф о “мобильном обществе”, подавляющему большинству жителей планеты суждено умереть в той же стране, где они родились. Эти люди будут говорить на родном языке, исповедовать религию своих предков и жаловаться на те же проблемы, которые не давали жить их отцам и дедам. Родившиеся в глубокой нищете, скорее всего, и умрут нищими. Миллиарды людей, появившихся на свет в бедных странах, будут чаще страдать от болезней, иметь меньше возможностей обратиться за медицинской помощью и в итоге проживут куда меньше тех, кому повезло родиться в местах более благодатных.

“При всех демократических переменах, уже произошедших в мире, место рождения все еще оказывает решающее влияние на судьбы миллиардов людей”.

“Оседлые”, “кочевники” и “люди мира”
Утверждая, что Земля плоская, американский журналист Томас Фридман имеет в виду, что развитая культура и высокие технологии стирают различия между странами и народами. Однако процесс глобализации охватывает планету чрезвычайно неравномерно, порождая таким образом угрозы для всего мира. От “повстанцев, укрывающихся в отдаленных горных пещерах” и мечтающих о “средствах разрушения, монополизированных супердержавами”, до огромных толп мигрантов, бегущих от постоянно ухудшающихся условий жизни, – все ощущают последствия неравенства, обусловленного местом рождения.

Основные идеи книги
Будущее Земли зависит от того, как взаимодействуют местные жители, мигранты и люди, занимающиеся бизнесом в разных странах. “Люди мира” – представители транснациональных корпораций, “оседлые” – те, кто живет там, где родился, “кочевники” – те, кто переезжает из страны в страну. Мир делится на процветающий “центр” и нищую “периферию”. Новые технологии позволяют связать между собой миллионы людей, однако место рождения разъединяет миллиарды. Большинство людей говорят на родном языке и исповедуют религию предков. Из семи миллиардов жителей Земли менее 200 миллионов живут за пределами своей родины. Большинство переселенцев эмигрируют, отчаявшись дождаться облегчения условий жизни. Население “периферии” страдает инфекционными заболеваниями, от которых защищены жители “центра”.
Во многих культурах мужчины и женщины ведут разный образ жизни, даже живя в одной местности. Неравенство возможностей оказывает глубочайшее влияние на жизнь планеты и представляет растущую опасность.

“Подавляющее большинство из нас встретит смерть в тех же политических, лингвистических, религиозных, медицинских, природных и других условиях, в которых мы родились”.

В самом деле, покидают свою родину отнюдь не только менеджеры международных компаний и художники. Большинство мигрантов – доведенные до отчаяния люди, бегущие от тяжелой жизни в поисках облегчения своей доли. Назовем их кочевниками. Перемещаясь из страны в страну, “кочевники” вызывают рост напряженности к примеру, американские штаты, граничащие с Мексикой, сталкиваются с многочисленными сложностями из-за массовой миграции рабочей силы из Центральной Америки. Крупные бизнесмены, которых мы можем назвать людьми мира, также усугубляют проблемы, переводя свои производства или целые отрасли из одной страны в другую в соответствии с требованиями рынка. Как правило, их мало заботит судьба принимающей страны и ее населения. Если бизнес “человека мира” идет ко дну, последствия тяжким грузом ложатся на плечи и местных жителей, и мигрантов. Так, когда в экономике с чрезмерным уровнем активности наступает кризис, как это случилось в Дубае, иностранные рабочие испытывают двойной стресс они остаются без работы, будучи вдали от дома. Тем не менее, хотя положение мигрантов из Центральной Америки, стран Ближнего Востока и Азии все больше привлекает внимание политиков и журналистов, факт остается фактом подавляющее большинство людей продолжает жить на своей родине. Из семи миллиардов жителей Земли менее 200 миллионов постоянно проживают вдали от места своего рождения.

“Язык – душа культуры, а культура – цемент общества”.

“Центр” и “периферия”
Делить государства на “развитые” и “развивающиеся”, равно как и относить их к странам “первого” или “третьего” мира – примитивно, оскорбительно и несовременно. Во многих странах, например в Китае, наряду с ультрасовременными городами есть районы, где люди живут в ужасающей бедности. В новых районах есть все признаки “развитых” стран небоскребы, общественный транспорт, высокие стандарты медицинского обслуживания, рабочая сила из разных стран мира, электронные СМИ. Отсталые же регионы страдают от проблем, издавна присущих любому захолустью, среди которых болезни, нищета, плохо оплачиваемая работа, краткая продолжительность жизни – и невозможность вырваться из этого порочного круга.

“В странах, где официальным языком все еще остается язык бывших колонизаторов, владение им – обязательное условие для вхождения в политическую, управленческую или бизнес-элиту”.

Более реалистичный взгляд на мир требует делить государства на “центральные” и “периферийные”. Мировые богатства сосредоточены в областях с высоким уровнем урбанизации и глобализации – в Европе, Северной Америке, Австралии и Восточной Азии, которые мы назовем “центром”. Все остальное – “периферия”. В “центре” находятся мегаполисы с высоким уровнем жизни, остальные городские конгломераты, развивающиеся ударными темпами (Лагос, Киншасу, Сан Пауло, Каир), принадлежат к периферии. 15% населения Земли, проживающие в “центре”, производят 75% мировой прибыли. Миллионы мигрантов пытаются сбежать с “периферии”, чтобы начать в “центре” новую жизнь. Оседлые жители благополучных регионов не хотят пускать их на свою территорию, а коммерсанты, будучи людьми мира, то стимулируют миграцию, то стараются ее притормозить – в зависимости от интересов своего бизнеса.

“В мире, где все более важным становится многоязычие, люди, говорящие только на английском, могут оказаться в проигрышной ситуации”.

Исчезающие языки
Язык – хранилище культуры. Когда исчезает язык какого-то региона, огромное число людей теряют свое прошлое и культуру. Исчезновение областных диалектов идет параллельно с распространением лингва франка – языков межэтнического и международного общения. В колониальную эпоху английский превратился в универсальный язык, иногда образуя смешанные формы с местными наречиями. В обширных британских колониях английский был средством межэтнической коммуникации и языком администрации. Местные жители, которые хотели добиться успеха в бизнесе или социуме, должны были выучить язык колонизаторов. В те времена, как, впрочем, и сейчас, люди, выросшие в провинциальной деревушке и оторванные от языка городов, всегда были в невыгодном положении. Чтобы получить шанс на лучшую жизнь, мигрантам нужно знать как можно больше языков.

“Как для оседлых жителей, так и для потенциальных мигрантов овладение вторым языком, а возможно, даже несколькими языками может стать пропуском в лучшее будущее”.

Япония и Франция ревниво охраняют свои языки от агрессивного вторжения английского. В Японии лишь 1% жителей свободно говорит по-английски. При этом развитая экономика страны наглядно демонстрирует, что можно пользоваться всеми преимуществами глобализации, не становясь частью англоговорящего мира. По оценкам ученых, скоро английский будет знать треть жителей Земли, однако люди, рожденные в англоязычной среде, будут вынуждены выучить по крайней мере один иностранный язык, чтобы успешно приспособиться к требованиям будущего многонационального общества. Есть прогнозы, что однажды мандаринский китайский станет главным языком межнационального общения, однако свидетельств этому нет, и человечество еще долго будет говорить на английском, “этой современной латыни”. Кроме того, на мандаринском говорят наиболее развитые восточные районы Китая, а жители периферийных провинций его практически не знают. Миллионы китайцев говорят на сотнях местных и региональных наречий, и это не диалекты, а полноценные языки. Не сумев покорить Китай, мандаринское наречие вряд ли завоюет весь мир.

“Сотни миллионов крестьян в бассейнах рек Азии и Африки до сих пор живут приблизительно так же, как их далекие предки, ничего не зная о происходящей в мире глобализации”.

Доминирующие религии
Если создать карту верований жителей Земли, выяснится, что наиболее распространенными являются христианство и ислам их исповедуют более чем на 70% населенных территорий планеты. При этом очаги христианства разбросаны по миру довольно хаотично, тогда как ислам занимает практически сплошную территорию на Ближнем Востоке и в Африке. Мусульманские Малайзия и Индонезия географически не связаны с континентами, где принят ислам, демонстрируя потенциал этой религии к распространению. На третьем месте стоит буддизм, имеющий около 400 миллионов приверженцев. Иудаизм считают своей верой менее 20 миллионов человек. Северная и Южная Америки населены в основном католиками и протестантами, что отражает религиозные различия между европейскими колонизаторами. Католическая Испания практически полностью колонизировала Южную Америку, католическая Франция принесла свою веру в колонии в Карибском бассейне, а протестантские Великобритания и Нидерланды – в северную часть Америки. Эти религиозные предпочтения сохранились и до сегодняшнего дня большинство жителей США являются протестантами, а большая часть населения Южной Америки придерживается католической веры.

“Хотя физические расстояния на планете имеют все меньшее значение, иные обстоятельства по-прежнему разделяют людей по-прежнему одна из наиболее важных и трудно разрешимых задач здравоохранения – от неравномерного распределения природных ресурсов и до неравенства возможностей. Место на земном шаре, где мы живем, все еще остается вершителем судеб”.

Болезни “периферии”
“Cамые бедные и слабые на планете всегда и самые больные”.

Место рождения создает предпосылки для уязвимости. В некоторых районах Африки СПИД значительно сократил продолжительность жизни, истребил практически целое поколение и оставил сиротами более 20 миллионов детей. Людям, живущим в процветающих странах вдали от тропиков (скажем, в Дании, Канаде или Новой Зеландии) не приходится беспокоиться о малярии, поражающей сотни миллионов жителей беднейших стран в тропических широтах. Малярия серьезно подрывает здоровье, вызывая слабость, приступы лихорадки и сбои в иммунной системе. Больные малярией не могут работать в полную силу, поэтому у них нет шанса улучшить свою жизнь. Еще в 1946 году в южных районах США, большинстве стран Восточной Европы, на Ближнем Востоке и в Китае можно было легко подхватить малярию, однако сегодня опасность сохраняется лишь для жителей беднейших стран “периферии”.

“Неравенство на всех уровнях общества будет нести с собой растущую угрозу в мире, где гнев масс усиливается, а оружие приобретает все более разрушительную силу”.

Лихорадка денге – трудно поддающееся лечению заболевание, характерное для “периферии”, которое все больше распространяется в мире. Население “периферийных” районов растет, условия жизни не улучшаются – и одновременно увеличивается число заболевших лихорадкой денге. Первые симптомы лихорадки напоминают грипп, однако затем больного начинают мучить головные боли, тошнота и ломота в суставах. От этой болезни не существует ни лекарств, ни профилактической вакцины. Единственный выход – остерегаться укусов насекомых. Распространению лихорадки денге, как и малярии, способствуют стоячая вода, жара и перенаселенность. Она процветает там, где не пользуются противомоскитными сетками, где в сезон дождей оказывается затопленной дренажная система и долго держатся высокие температуры. Население “периферии” страдает от небывалого размаха этого заболевания с 1980 по 2000 год в мексиканских штатах, граничащих с рекой Рио-Гранде, было зарегистрировано более 62 тысяч случаев. При этом за тот же период в Техасе, на другом берегу реки, заболело лишь 64 человека. Отсутствие кондиционеров, чистой воды, защитных сеток на окнах и низкий уровень медицины – вот что привело к тысячекратному различию в уровне заболеваемости между “центральным” и “периферийным” берегами Рио-Гранде.

“Мужчины и женщины, проживающие в одной и той же местности, обладают разным жизненным опытом, и их судьбы различаются порой невероятно”.

Заболеваемости населения способствуют, как ни странно, и проекты, реализуемые под флагом модернизации. Плотины, искусственные озера, ирригационные системы и прочие подобные сооружения замедляют естественную циркуляцию воды. При этом активно размножаются комары и пресноводные улитки – переносчики шистосомоза (бильгарциоза), второго по значимости после малярии инфекционного заболевания, поразившего около 200 миллионов жителей “периферии”. Эта инфекция способна передаваться через зараженную воду. Район крупнейшей в Китае плотины “Три ущелья” давно поражен шистосомозом. Миллионы индийцев считают грязнейшую реку Ганг священной и чистой, ежедневно омываясь в ее водах, – и, разумеется, заболевая. Из-за нехватки чистой воды в “периферийных” районах ежегодно от диареи умирает больше детей, чем от малярии или лихорадки денге, но этот факт остается без внимания политиков и журналистов. Обеспечение чистой водой огромных городов на “периферии” – по-прежнему одна из наиболее важных и трудноразрешимых задач здравоохранения. Жители ‘центральных” регионов планеты воспринимают чистую воду как нечто само собой разумеющееся, в то время как одна пятая человечества, проживающая на “периферии”, то есть миллиард человек, лишены доступа к ней.

“Рассуждения о глобализации нередко сильно противоречат реальности”.

Как ни поразительно, положение во многих “периферийных” районах сегодня стало еще хуже, чем полвека назад. Одна из причин – растущая популярность так называемого медицинского туризма. “Люди мира”, живущие в развитых странах, отправляются в наиболее крупные города “периферии”, чтобы недорого сделать пластическую операцию или пройти иные, столь же необязательные для поддержания здоровья процедуры в роскошных частных клиниках. Местные администрации быстро определяют потенциал этого источника дохода, и в результате медицинские ресурсы страны постепенно становятся ориентированными не на затратное обеспечение помощи местному населению, а на высокодоходный бизнес по оказанию медицинских услуг иностранцам.

“От личной безопасности до государственного здравоохранения, от господствующей религии до безрассудства властей – наш мир похож на лоскутное одеяло, в каждой точке которого человек сталкивается с разным набором проблем”.

Мужчины и женщины
“Даже родившимся в одной семье мальчику и девочке уготованы разные судьбы”. Главенство мужчин характерно практически для каждой мировой культуры. Так, одним из неожиданных последствий китайской программы “Одна семья – один ребенок”, стартовавшей в конце 1970-х годов, стали избирательные аборты китайские семьи избавлялись от десятков миллионов неродившихся девочек. В итоге на сегодняшний день мальчиков в Китае на 20 миллионов больше, чем было бы при естественном ходе событий.

“Земля – одна небольшая планета, но семь миллиардов ее жителей по-прежнему живут в абсолютно разных мирах”.

В “периферийных” странах на долю девочек выпадает немало испытаний. Мальчикам легче получить медицинскую помощь и питание. В 1990-е годы в Пакистане из тысячи родившихся девочек умирали 54, тогда как из тысячи мальчиков – лишь 37. В Бангладеше это соотношение было 69 к 58, в Таиланде – 27 к 17. В 2008 году в Индии умели читать 70% мужчин и только 40% женщин. Слабый пол на “периферии” имеет меньше возможностей получить образование и профессиональные навыки, а ведь это – единственный способ изменить невыносимые условия жизни. Культурные и бытовые традиции держат женщин в тисках нищеты, невежества, болезней. В странах “периферии” с самым низким уровнем жизни из 100 тысяч женщин 500 умирают при родах, тогда как, например, в Северной Америке этот показатель не превышает 25 женщин на каждые 100 тысяч.

Планета городов
В 1994 году был побит исторический рекорд число городских жителей достигло половины от общей численности населения Земли. Лондон, Нью-Йорк, Гонконг и другие мегаполисы стали центрами мира, частью глобальной сети городов-гигантов. Сегодня Лондон стал ближе к Нью-Йорку, чем к какому-нибудь неприметному городку в Англии, а Майами больше связан с Сан-Пауло, чем с Джексонвиллем. “Центр” и “периферия” существуют бок о бок. Их впечатляющее неравенство ярко демонстрирует Бразилия. В этой стране 10% населения владеют двумя третями земли и половиной национального богатства. В то же время 20% жителей Бразилии живут хуже, чем обитатели трущоб Найроби и Лагоса. Африка южнее Сахары – самый урбанизированный регион планеты; ему немногим уступают Южная и Восточная Азия. К 2020 году население Африки южнее Сахары превысит миллиард человек, причем большинство будут составлять жители неуправляемых городских конгломератов. В Лагосе уже сегодня отсутствует понятие центра города хаос и неразбериха царят во всех его районах без исключения. Увы, по-видимому, именно таким будет стандарт грядущей урбанизации на “периферии”.

Об авторе
Харм де Ближ – автор книги “Почему важна география”.

Добавиться в друзья можно вот тут

Понравился пост? Расскажите о нём друзьям, нажав на кнопочку ниже:

https://perfume007.livejournal.com/229613.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply