Окт 30

То, что мы выдумали об истине.
Рассуждение о назначении мифа … и немного о Толкине.

Кажется, это была моя первая в жизни публикация, "Брат Солнце", около 10 лет назад (потом посмотрю, какой это был номер). За всё это время мои представления о мифе и роли толкиновских историй не изменились. Я ещё сильнее верю в то, что добродетели здравствуют и укрепляются хорошими историями и красивыми мифами, участником которых ты себя считаешь.

Текст привожу со всеми пояснениями, какие были в журнале.

"… После обеда Льюис, Толкин и Дайсон* вышли подышать свежим воздухом. Ночь выдалась ветреная, однако же они не спеша побрели по Эдисонз-Уолк, рассуждая о назначении мифа. Льюис теперь уже верил в Бога, однако же никак не понимал, в чем состоит функция Христа в христианстве. Ему не удавалось постичь значение Распятия и Воскресения. Льюис говорил друзьям, что ему необходимо вникнуть в смысл этих событий, "уразуметь, как и чем жизнь и смерть Кого-то Другого (Кто бы ни был этот Другой), жившего две тысячи лет назад, могла помочь нам здесь и сейчас – разве что примером". Время шло к полуночи, а Толкин и Дайсон убеждали Льюиса, что его притязания совершенно неправомерны. Ведь идея принесения жертвы в языческой религии восхищает и трогает его - и действительно, идея умирающего и воскресающего бога волновала воображение Льюиса с тех самых пор, когда он впервые прочел историю о германском боге Бальдере**. А от Евангелий - говорили Толкин с Дайсоном - он почему-то требует большего: однозначного смысла, стоящего за мифом. Жертвоприношение в мифе он принимает как есть, не требуя объяснений - так почему бы не перенести это отношение на истинную историю?
- Но ведь мифы - ложь, пусть даже ложь посеребренная, - возражал Льюис.
- Нет, - ответил Толкин, - мифы - не ложь. …"***

Возрождение мифологии, национальных традиций и традиционных культур стало весьма распространенным явлением в наше время. Это, конечно, реакция на опасность утраты культуры. Ведь потеря ее разрушающе действует на государство, общество, личность человека, даже на его веру. Культура – это, в том числе, живое и конкретное воплощение ценностей, в котором человек выступает как творец, сотрудничающий с Творцом Предвечным.

Но каждое явление нужно уметь правильно оценивать и направлять, по возможности, в правильное русло в жизни своей и своих близких. Разобраться во всем порой тяжело. С одной стороны "культурные возрождения" углубляют самосознание, насыщают душу, с другой стороны – сколько людей через эти течения обращается к язычеству… Миф – неотъемлемая часть любой культуры. Но вопрос значения мифа – один из самых сложных. Что такое миф и вера в него сегодня? – нам трудно ответить, потому что минувшие два-три века создали шаблон "сказки-лжи", часто "лжи, опасной для взрослого" (причем продолжение поговорки про "намек" и "урок" с возрастом в сознании как-то отпадает, а зря). Это отношение, однако, не смогло уничтожить ни бытовых мифов, которые, порой незаметно, окружают нас, ни сказок. И даже более – XX век стал временем возрождения мифологии в новом и громком качестве – литературы и кино в жанре фэнтези и фантастики. Это тоже совсем не случайность.

Поскольку, действительно, в нашем обиходе представление о мифе искажено и упрощено, то хочется в духе Алексея Лосева****, начать говорить только о том, чем он – миф – не является: миф - не примитивная наука, не изложение религии, это не философия, это не аллегория, не фантастическая литература, не история, и так далее и так далее. Потому что действительно – наука, искусство, религия, философия развиваются, а потребность в мифе никуда не уходит, своеобразие и неповторимость мифотворчества сохраняются, воздействие мифа не ослабевает вместе с развитием всех этих сфер, существуя на границе между ними. Но мы остановимся на другом аспекте – ценности и задачах фантазии, которая является частью любого мифа.

Итак, с каким же отношением к сказке можно столкнуться в нашем обществе? Часто оно противоречиво. Все любят выдумки, фантазии, многие с упоением читают придуманные книги и смотрят придуманные фильмы, и иногда вставляют в разговоры цитаты из них, тем самым показывая, что, мол "вот как надо понимать настоящую жизнь". Но если выдуманная история оказывает серьезное влияние на кого-то, они становятся в позу "реалистов". Как можно серьезно относиться к тому, что не имеет никакого основания в реальности и в реальной жизни? Как можно серьезному человеку жить с тем, действительность чего не доказана и не может быть доказана? Что нам в ирландских героях, легендарных английских королях, скандинавских драконах, греческих богах, толкиновских эльфах?

Стоп. Как это "никаких оснований в реальности"? А пытались ли вы придумать что-то действительно новое, чего никогда не было? Если пытались, то знаете, что это невозможно! Потому что Бог уже все придумал до нас. Очень сложно нарисовать совершенно фантастичного зверя или растение, написать фантастичную историю. Все, что человек вносит в свое творение, уже есть на свете и так или иначе знакомо ему. Есть рога, копыта, листья, булочки (если, предположим, он захочет повесить их на ветки), есть щупальца, зубы, ветки и камни. Есть все формы. Даже средневековые художники, питавшие наибольшую страсть к чудовищам и диковинным существам, ничего придумать не могли. И на росписях, посвященных Рождеству Христову, никогда не виданных ими верблюдов изображали, например, как неких химерических животных, похожих на ослов (как на фреске Джотто "Поклонение волхвов" из Капелла дель Арена, Падуя) .

Где же оно - это самое, такое, другое... ну, совсем другое... - нет, мы всегда возвращаемся к тому, что уже есть. Можем изменить его, иначе скомбинировать, вложить идею. Но это все. Потому что люди - это "малые творцы", а не Творцы с большой буквы .

Стало быть, человек, который говорит о выдумке, не имеющей оснований в нашей реальности, наделяет ее создателя какими-то невообразимыми способностями. Бог – это абсолютная истинная реальность и превзойти реальность стало быть невозможно.

И стало быть - основания эти есть. А раз проистекает выдумка из реальности, то и действие свое она должна произвести именно в реальности и плоды ее в реальности должны созреть. Что же это за плоды? Это становится ясно из самого назначения мифа и сказки – ее истинного, глубинного назначения.

Откинем использование фантазии исключительно для собственного развлечения. В действительности, она – не развлечение, а способ познания. Единственная возможность овладеть инструментом - попробовать воспользоваться им. Единственная возможность узнать мир, его идеи, явления - точно такая же: человек должен воспользоваться тем, что узнал. Творчество и фантазирование - это применение узнанного. Действительно, чтобы познать те же листья, стебли, рога, булочки - нужно попробовать их повторить, поместить в предлагаемые обстоятельства, может быть и поменять местами. Все начинается с дома на курьих ножках, с льва с птичьей головой, дуба с яблоками на ветвях. Простая перестановка, через абсурд выражающая конкретные свойства или предмета. Далее – мы даем имена вещам и явлениям. Потом рождаются образы, расширяющие их значение – уши у стен, слезы дождя и т.д. В конечном итоге мы формируем глубокие символы, в которых открывается подлинный смысл каждого явления. И – все это соединяется в истории, в мире, который мы творим сами, подражая Богу, продолжая познавать.

Так множество выдумок, иногда мудрых, иногда не очень, дают очень серьезные плоды в реальной жизни - они позволяют нам ее узнать. Хорошенько в ней разобраться. Фантазия - это проба, попытка, задачка, упражнение для того, чтобы потом можно было справиться с настоящей жизнью. Но и не только – это еще и возможность творить.

Ребенок начинает с простых предметов, с простых чувств. Взрослея, человек не перестает учиться, но он проникает все глубже и глубже. Его волнуют этика, эстетика, смысл жизни, смысл смерти, смысл поведения. Человек хочет знать, как устроен весь мир. И почему он устроен так. Здесь есть место рационалистическому разбору и эмоциональному восприятию, и есть место попытке применения, фантазии.

Картина и смысл мира - главное, что ищет взрослый в выдумках и историях. Красивая картинка, захватывающая фабула приятна, но она никогда не бывает главной для взрослого. Взрослый человек любит ту историю, которая отвечает его представлениям о значении поведения и жизни. Он может согласиться на изменение в картинке любимой истории, может принять чужой взгляд на нее (если он взрослый, конечно), для него не так уж важно – было это или не было. Смысл, урок этих событий, образец поведения - вот самое главное. История, повествующая наиболее очевидно и интересно об истине (или хотя бы о том, что он считает истиной), будет его любимой историей.

Этот смысл мы ищем и воспринимаем в любом искусстве. Но именно в мифе сюжетный факт подчинен и поставлен на службу смыслу. Здесь все задумано, скомпилировано и сложено так, чтобы создался ясный и недвусмысленный образец поведения. Чтобы человек хотел и мог перенять правильный образец, если в жизни он не сумел этого сделать, или утвердиться в нем, если он уже идет по правильному пути.

Важно всегда помнить о том, что мифы и сказки создавались не для детей, а для взрослых. Фантастика и фэнтези - это всего лишь новая мифология, не более и не менее. Иногда плохая, иногда хорошая. И коль скоро главное – смысл, а не факт, то читать, любить мифологический жанр вполне естественно, и вполне естественно относиться к фантастике, фэнтези, мифу, сказке предельно серьезно. В этом не будет никакого противоречия реальной жизни.

Миф всегда может соседствовать с реальностью и реализмом - просто потому, что они не должны в нормальном сознании пересекаться и не пересекаются. Миф - это учебник жизни, в жизнь - это жизнь. Разумный человек понимает, что выбрасывать хороший учебник после первого прочтения глупо. Его надо постоянно перечитывать, не зазорно его любить, его наставления не становятся ложными от времени, мудро - показывать его другим.

И поэтому мне кажется, что именно христиане в первую очередь должны серьезно относиться к мифу, знать и понимать его. Ведь получается, что миф, носитель определенного смысла жизни, – это один из сильнейших по воздействию способов говорить людям об Истине. Но и мифом можно злоупотреблять, и им можно учить лжи. Лживая компиляция реальности в мифологической оболочке оказывает столь же сильное влияние на сознание. Миф, подающий реальность серой и неинтересной, миф, понятый неправильно, заставляет людей застревать в фабуле фантазии. Серьезное обвинение против фантастических историй заключается в том, что люди "уходят в вымышленный мир". Однако, в действительности такой уход – это либо следствие дурной фантазии, либо злоупотребление. Ведь сам миф вовсе этого не предполагает, наоборот, такое отношение разрушает самую его суть. Фантазия должна принести плоды в реальной жизни, человек не должен отрекаться от реальности ради фантазии и уходить в нее. Так фантазия лишается своего смысла. Так, лишаясь смысла, перестает быть ценностью собственная жизнь человека, обогащение которой есть цель фантазии. Так инструмент применяется не по назначению, и усилия уходят без пользы. Но если человек живет в реальности, любит ее и приносит реальные плоды, тогда его любовь к мифу не может удивлять, тем более если из мифа берут начало его "понимания". Миф, в котором мы познакомились с миром, с Богом - как родной дом, в который всегда возвращаешься, чтобы почувствовать уют и тепло, чью поддержу чувствуешь в деле и в бою с миром, где набираешься сил.

Для многих, и где-то даже для меня самой дверью к Богу и Церкви были произведения известнейшего "сказочника" XX века и апологета мифа Джона Рональда Руэла Толкина. Он посвятил значительную часть своей жизни созданию уникальной мифологии, но и сам впоследствии был напуган тем, какое влияние оказал его труд на тысячи и тысячи людей. Однако, если серьезно подумать, нет ничего удивительного ни в этом факте, ни в том, что и сегодня многие люди начинают любить собственную культуру и мифологию через Толкина, принимают истинные ценности, становятся католиками через любовь к его книгам. И действительно, этот светлый миф становится частью их жизни, частью их истории. Не заменяя, а обогащая ее.

Что ж, если христианин посвящает свое время творению мифического мира, где все говорит об истине, о Боге, о красоте и ценности жизни – разве это не прекрасно? Разве не важно это в окружающем нас обществе, которое уже прямо, в лоб истины не понимает и не принимает, которое никому не доверяет? Похоже, нам следует задуматься о том, что пока кто-то морщится, глядя на полки с фэнтези и сказками, другие люди этим сильнейшим способом учат других язычеству, мстительности, праву сильного, религиозному релятивизму, стирают грань между добром и злом. И именно сейчас, когда мораль и понимание блага разрушено и растоптано, миф воздействует особенно сильно.

И именно поэтому, мне кажется, стоит полюбить миф и узнать его поближе. Мы должны противостоять лжи в фантазии, а не ей самой. Должны стремиться к тому, чтобы все было на своих местах. Чтобы был миф, ведущий к Богу. И чтобы сам миф жил и приносил благой плод – тот миф, который не ложь, не быль, не наука, не религия, а то, что мы выдумали об истине...

"… - Ты называешь дерево деревом, - сказал Толкин, - не особенно задумываясь над этим словом. Но ведь оно не было "деревом", пока кто-то не дал ему это имя. Ты называешь звезду звездой и говоришь, что это всего лишь огромный шар материи, движущейся по математически заданной орбите. Но это всего лишь то, как ты ее видишь. Давая вещам названия и описывая их, ты всего лишь выдумываешь собственные термины для этих вещей. Так вот, подобно тому, как речь - это то, что мы выдумали о предметах и идеях, точно так же миф - это то, что мы выдумали об истине.
- Мы - от Господа, - продолжал он, - и потому, хотя мифы, сотканные нами, неизбежно содержат заблуждения, они в тоже время отражают преломленный луч истинного света, извечной истины, пребывающей с Господом. Воистину, только благодаря мифотворчеству, только становясь "со-творцом" (sub-creator) и выдумывая истории, способен Человек стремиться к состоянию совершенства, которое было ведомо ему до Падения. Наши мифы могут заблуждаться, но тем не менее они, хотя и непрямыми путями, направляются в истинную гавань - в то время как материальный "прогресс" ведет лишь в зияющую пропасть, к Железной Короне силы зла".

___________________________________________

* Джон Рональд Руэл Толкин (1892-1973). Профессор англосаксонского языка и литературы, преподавал в Лидсе и Оксфорде. Член клуба "Инклингов". Автор "Хоббита", "Властелина колец" и примыкающих к этим произведениям хроник, мифологических, пояснительных, лингвистических текстов. В 1914 году написал первые отрывки своих легенд, задумав "возродить для англичан эпическую традицию и даровать им собственную мифологию" (Толкин Дж.Р.Р. Письма. – М.:ЭКСМО – 2004. – №180 - с. 262), этому он и посвятил значительную часть своей жизни. Известным, и в какой-то мере классическим, трудом по теории мифа является его "Эссе о волшебных сказках". Толкин и его брат Хилари были воспитаны в вере Католической Церкви матерью Мейбл (отца они потеряли очень рано), а затем опекуном о. Френсисом Морганом. Мейбл Толкин перешла в Католическую Церковь после смерти своего мужа Артура. В результате перехода ее собственные родители (методисты) и родители Артура Толкина (баптисты) полностью порвали общение с ней и ее сыновьями и отказались как-либо ей помогать, несмотря на очень тяжелое финансовое положение этой маленькой семьи. Тем не менее Мейбл осталась тверда в своей вере, сохранила ее на всю жизнь. Толкин всю жизнь также был глубоко верующим католиком. И чем больше он работал над своей мифологией, тем более им ощущалась потребность привести ее в полное соответствие с верой Церкви. И уже в 1953 году, перед выходом первой части "Властелина Колец", он написал в письме о. Роберту Мари ОИ: "Разумеется, «Властелин Колец» в основе своей произведение религиозное и католическое; поначалу так сложилось неосознанно, а вот переработка была уже вполне сознательной" (Письма. – №142 - с.196).

Клайв Стейплз Льюис. (1898-1963) Доктор литературы, преподавал в Оксфорде. Близкий друг Толкина, член "Инклингов", известен публицистическими трудами и эссе на темы христианства, воспитания и т.д.; автор "Космической трилогии", "Хроник Нарнии", "Писем Баламута" и других произведений, сквозной темой которых, как правило, является аллегорическое изложение истин христианской веры. Льюис родился в англиканской семье, но еще в юности потерял веру. Основную роль в его обращении сыграл Толкин. Однако, уверовав, Льюис, к сильному огорчению и разочарованию своего друга, вернулся в Англиканскую церковь.

Хьюго Дайсон. Один из "Инклингов", близкий друг Толкина и Льюиса.

"Инклинг" (inkling – "намек"; ink – "чернила") – оксфордский клуб, в который входили Дж.Р.Р.Толкин, Хьюго Дайсон, Чарльз Уильямс, Роберт Хавард, Оуэн Барфилд, Уэвилл Когхилл и др., собиравшийся для дружеских бесед, дискуссий; чтения и обсуждения произведений его членов.

** Бальдер – персонаж скандинвского мифологического цикла, прекрасный бог, любимый многими другими богами, воскресший после смерти.
*** Карпентер Х. Дж.Р.Р.Толкин. Биография. - М.: Изд-во ЭКСМО, - 2002.- стр. 229-231
**** Лосев А.Ф. Диалектика мифа. - М.: Мысль. - 2001. http://www.philosophy.ru/library/losef/dial_myth.html
***** Джотто. Поклонение волхвов. Падуя. Капелла дель Арена.

http://elenhil.livejournal.com/266201.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply