Сен 30

Последнее время думаю, что нет ничего более величественного и ничего более жалкого, чем человеческий ум.
Все науки, за исключением математики, имеют дело не со спекулятивными измеряемыми объектами, а с феноменами: но что же с того? Феномен в целом невозможно охватить сознанием; так уж устроено наше мышление - феномен нельзя познать, его можно чувственно понять (можно вспомнить о Кантовском доопытном знании). Познание возможно тогда, когда познаваемое препарировано на элементы, когда явно установлены связи между ними - и человеческий мозг стремится к этому расчленению всего вокруг, идя от познания к пониманию за счет бесконечного умножения абстракций. Элемент за элементом укладывая реальность в понятную мозгу логическую систему, человек вместе с тем убивает её для самого же себя, лишая магии (вспомним веберовское "расколдовывание"). Человек стремиться утолить вечную жажду, живущую не в голове, но в каких-то тёмных глубинах души, найти Нечто невыразимое, некую Суть всего: но в том-то и дело, что будучи найденным и изученным что угодно лишается очарования и мертвеет: познание как способ постижения мира похоже на змея, пытающегося ухватить собственный хвост; на голодного Мидаса, которому стоит коснуться еды - и съесть её уже будет нельзя.
Человек же понимающий "знает" всё: никогда он не сможет объяснить этого, но он - и есть всё, от самых недр и до самых звёзд, а может, и дальше. Он живет в наиживейшем из всех миров: таков архаический ум, представляющий мир населённым бесплотными духами, с тотемами и табу, бесконечными циклами рождения и уничтожения мира; архаический человек чувствует себя его неотъемлемой частью, кормителем богов и рабом их прихотей, Демиургом, по воле которого силы природы могут пролиться с небес дождём и жалким червём, чья судьба в руках неподвластных ему сил. Но архаический ум - всё-таки человеческий ум: он не может остановиться познавать, эта жажда в нём так же сильна, как и жажда чудес, непознанное в понятом жжёт его душу так же, как непонятое в познанном. Ему становится недостаточным Понимать; он хочет Знать и не может совладать с этим желанием - теперь он обречен на вечное мучение, вечный поиск самого себя.
Во многих мифах есть отсылки к этому: греческие боги негодовали, когда Прометей принес людям огонь - он совершил страшнейший из грехов, принеся людям Знание, и вместе со знанием Вину; Древо в библейском раю было Древом Познания, и вкусив от него, человек становится обреченным на мучение - вот что это было за мучение, вечный поиск рая, вечный поиск Чего-то Более. Вот что такое религиозное мировоззрение в современном мире: это осознанная (странно применять это слово с учётом всего вышенаписанного) аскеза, искусственная остановка человека в балансе Магического и Умопостигаемого. Это страх и глубинное знание того, что наш мир будто луковичная головка: мы продвигаемся всё глубже и глубже в поисках этого Большего, Познавая слой за слоем - но что мы будем делать потом, когда познаем последний слой, и окажется, что нет никакого Большего, нет никакой сердцевины, что слои - это и есть мир? Что тогда останется человечеству?

"Будь я помоложе, я написал бы историю человеческой глупости, взобрался бы на гору Маккэйб и лег на спину, подложив под голову эту рукопись. И я взял бы с земли сине-белую отраву, превращающую людей в статуи. И я стал бы статуей, и лежал бы на спине, жутко скаля зубы и показывая длинный нос - САМИ ЗНАЕТЕ КОМУ!"

http://loosetouch.livejournal.com/66916.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

leave a reply